Библиотека Александра Белоусенко

На главную

 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
История
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Японская лит-ра
 
Архив
 
О нас
 
Обратная связь:
belousenko@yahoo.com
 

Библиотека Im-Werden (Мюнхен)

Олег Греченевский. Публицистика

Отдав искусству жизнь без сдачи... Сайт о Корнее и Лидии Чуковских


 

Юрий Евгеньевич ПИЛЯР
(1924-1987)

  Юрий Евгеньевич Пиляр (14 октября 1924, Великий Устюг – 10 апреля 1987, Москва) – русский советский писатель.
  Родился в семье сельского учителя (отец репрессирован и погиб в 1939 г.). Из рода баронов Пилар фон Пильхау (14-е колено). Окончил школу в Явенге Вожегодского района Вологодской области. Очень много читал, имел способности к математике, был редактором школьной газеты.
  В 1941 г. подал документы в Ленинградский государственный институт журналистики имени В. Воровского, но в связи с войной ушёл добровольцем на фронт. В июле 1942 г., контуженный, попал в плен. Содержался в концентрационном лагере Маутхаузен. С 1946 г. жил в Москве, учился в Литературном институте имени А. М. Горького. В 1955 г. журнал «Новый мир» опубликовал его повесть «Всё это было» об ужасах нацистских лагерей смерти. Поставил свою подпись под «писательским письмом», осуждавшим «Процесс четырёх», за что пострадал.
  Юрий Пиляр своими книгами подчёркивает то, что боль, пытки, голод, холод, издевательства, перенесённые в концлагерях, остаются с человеком на всю жизнь. Они напоминают ему об этом кошмарными снами, болезнями. Тему лагерей продолжают романы «Люди остаются людьми» (1963) и «Забыть прошлое». Другие романы и повести: «Пять шагов до бессмертия» (1971) и «Честь» (1987) (о генерале Карбышеве), «Последняя электричка» (о молодом мужчине, вступившемся за девушку и получившем ножевое ранение от бандитов), «История моего друга» (о потерявшем зрение мальчике), «Такой случай», «Начальник штаба». Кроме военной темы, писал и для детей (автобиографические повести «Вор-воробей», «Талая земля» и др.).
  (Из проекта "Академик")


    Произведения:

    Роман "Люди остаются людьми: Исповедь бывшего узника" (1963, 2019, 331 стр.) (pdf 4,2 mb) – март 2022
      – копия из магазина "LitRes"

      Действие романа разворачивается на фоне больших исторических событий. Это наступление советских войск под Москвой в декабре 1941 года, тяжёлые бои при выходе из окружения группы наших армий юго-западнее Ржева, это полная драматизма борьба антифашистского подполья в известном гитлеровском концлагере Маутхаузен. Герой романа, от лица которого ведётся повествование, – непосредственный свидетель и участник этих событий.
      (Аннотация издательства)

    Содержание:

    Предисловие ... 7
    Фронт ... 9
    Неволя ... 55
    Сопротивление ... 103
    Чистилище ... 167
    Жизнь бесконечная ... 228
    Эпилог ... 277
    Исповедь бывшего узника ... 280

      Фрагменты из книги:

      "Мне кажется иногда, что всё это ненастоящее. И Пауль, и Цыган, и эсэсовцы, и весь Маутхаузен. Просто какой-то злой волшебник усыпил меня и мучает немыслимыми кошмарами. Гнусный, злой старичок-волшебник. Или, может быть, я тяжело болен?
      Может быть, это всё галлюцинация? Тифозный бред?
      …Пауль ломает рельсами людей. Оказывается, человеческое тело, переламываясь пополам, издаёт такой звук, как будто ломается сухая доска: слышится сухой короткий треск.
      Пауль кладёт человека на землю, помещая его шею на рельс. Пауль упирается коленом в грудь человека и бьёт его кулаком по лбу…
      Пауль очень любит рельсы. Он помешался на рельсах. Он предлагает человеку поцеловать рельс и железным ломиком пробивает ему голову. Пауль приказывает взяться за руки и идти по рельсам на часового, Пауль неистощим в своих садистских выдумках…
      Больной кровавый бред. Ад наяву…
      Выстоять. Выстоять, несмотря ни на что! Выстоять хотя бы для того, чтобы потом рассказать о Пауле…"

    * * *

      "Наступает утро. Я иду для очередного доклада к Ивану Михеевичу. Я ещё никогда не видел таким Ивана Михеевича – сгорбленный, осунувшийся, но с гневно прищуренными и какими-то разящими глазами.
      – Генерала Карбышева убили, – говорит он резко и не остерегаясь. – В лёд превратили человека, в ледяную глыбу генерала Дмитрия Михайловича Карбышева, понятно вам или нет?..
      Он чуть не плачет.
      В то же утро становится известно, что эсэсовцы и «пожарники» этой ночью убили за баней около четырёхсот заключённых, эвакуированных вместе с военнопленным генералом Карбышевым из концентрационного лагеря Заксенхаузен."

    * * *

      "Даже собаки поселковые не лают: забились от мороза в сени. Вот переезд. Скорее, скорее! Поворот. Направо – детские ясли, мне – налево. Вот дом с тёмными окнами. Все уже спят. Мама спит, сестра спит. Сейчас…
      Я взбегаю на крыльцо. Сердце моё стучит так, что, кажется, не надо стучать в дверь: и без того услышат. Я поднимаю дрожащую руку – я сам вижу в темноте, что она дрожит, – я поднимаю руку, чтобы постучать в дверь, и я слышу, как торопливо открывается другая дверь, та, что ведёт из комнаты в сени, и я слышу лёгкие бегущие шаги – сестра, конечно, – к этой двери, наружной, я слышу, как туго выдвигается из петли крючок, дверь распахивается, и я вижу… маму.
      – Мама!"

    * * *

      "Так неужели всё это было напрасно: голод, камни, мученический конец Муругова, подвиг Карбышева?
      Тысячи советских военнопленных, казнённых за свою преданность Родине в застенках гестапо?
      Сотни тысяч задушенных и сожжённых в крематориях концлагерей?..
      Нет, не хочу верить. Не могу верить!
      А Пауль? А комендант-психолог? А громадный золотистой масти дог Бахмайера, откусивший напрочь кисть руки у заключённого советского майора?
      А героический побег узников двадцатого блока?
      А кропотливая, смертельно опасная работа наших подпольщиков в Маутхаузене, работа, благодаря которой стал возможен успех освободительного восстания в лагере?
      Неужели всё это было напрасно?..
      Я продолжаю работать грузчиком, я живу теперь, как все – не хуже и не лучше, – но после разговора с Алексеем в ресторане меня не оставляют эти вопросы.
      Порой мне является почти сумасшедшая мысль, что в руководство нашим государством пробрался враг («у него такие же, как у Гиммлера, тонкие гадючьи губы и поблескивающее пенсне»), и он умышленно старается скрыть от народа то, что происходило в гитлеровских лагерях, и с этой целью всячески притесняет бывших пленных. А порой, когда я очень устаю, я уж и так начинаю думать: может, вообще ничего того и не было – Пауля, комендантского дога и всего Маутхаузена, – что это только плод моего больного воображения? По ночам меня снова преследуют кошмары: мне опять снится колючая проволока, побег и часовые, догоняющие меня; я опять нередко пробуждаюсь в холодном поту, когда они меня убивают…"

    Страничка создана 16 марта 2022.
Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2022.
MSIECP 800x600, 1024x768