Библиотека Александра Белоусенко

На главную

 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
История
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Японская лит-ра
Журнал "Время и мы"
 
Архив
 
О нас
 
Обратная связь:
belousenko@yahoo.com
 

Библиотека Im-Werden (Мюнхен)

Олег Греченевский. Публицистика

Отдав искусству жизнь без сдачи... Сайт о Корнее и Лидии Чуковских

Библиотека CEPAHH


 

Борис Степанович ЖИТКОВ
(1882-1938)

  ЖИТКОВ, БОРИС СТЕПАНОВИЧ (1882–1938), русский писатель. Родился 30 августа (11 сентября) 1882 в Новгороде в семье преподавателя математики и пианистки. Детство провел в Одессе (его школьным другом был К. И. Чуковский), в 1905 принимал участие в революционных событиях. Окончил естественное отделение Новороссийского университета (1906) и кораблестроительное – Петербургского политехнического института (1916). Был штурманом парусника, капитаном научно-исследовательского судна, ихтиологом, рабочим-металлистом, инженером-судостроителем, преподавателем физики и черчения, руководителем технического училища; много путешествовал.
  Печатался с 1924 – сначала адресуясь к взрослой, затем всё чаще к детской аудитории, которую он находил, в частности, как постоянный автор детских журналов и газет «Новый Робинзон», «Чиж», «Ёж», «Юный натуралист», «Пионер», «Ленинские искры» и др. (морские повести в сб. Злое море, 1924; рассказы для детей Черная махалка, Дяденька, оба 1925; Джарылгач, 1926; Про обезьянку, 1927; Кружечка под елочкой, 1929; Белый домик, Мангуста, оба 1935; На льдине, 1939; циклы Морские истории, 1925–1937, Рассказы о животных, 1935; повести Удав, Черные парус, обе 1927; пьесы Пятый пост, 1927; Семь огней, 1929; сказочная повесть Элчан-Кайя, 1926; научно-художественный книги Про эту книгу, Свет без огня, обе 1927; Пароход, 1935, книжки-самоделки, в т.ч. Одень меня, 1928).
  Богатство жизненных наблюдений и высокая познавательная ценность, четкость в определении полюсов добра и зла, неистощимая сюжетная изобретательность, динамизм повествования, острота и необычность нравственных коллизий, возникающих в повседневной жизни и раскрывающих истинную суть человека, романтическая вера в торжество добра и справедливости обеспечили произведениям Житкова почетное место в русской детской литературе 20 в., а внешне сдержанная, но искренняя и трогательная любовь к этому миру, ко всему живому и требующему защиты, умение удивляться красоте бытия, будить сострадание к слабым, в т.ч. к «братьям нашим меньшим», и интерес к загадкам природы, ясный, лаконичный и серьезный «детский» язык сделали творчество Житкова любимым чтением юных читателей вплоть до сего дня.
  Вершина творчества Житкова – повесть-энциклопедия Что я видел (опубл. в 1938, посмертно), ставшая настольной книгой многих поколений детей, где писатель в жанре путешествия четырёхлетнего мальчика Алёши-«Почемучки», от лица которого написана книга, отвечает на разнообразные вопросы, возникающие у малыша при первом столкновении с «чудом» железной дороги, новыми людьми, предметами и животными.
  Психологизм Житкова, не лишенный социальной тенденциозности в рассказах о взрослых (добрый и храбрый матрос и жадный хозяин в рассказе На воде, нищий матрос и корыстолюбивый капитан в рассказе Погибель, благородные революционеры и злые полицейские, черносотенцы и бандиты в рассказах Вата, Компас, Пекарня), доброжелательно-назидательный – в обрисовке образов детей (которые, взрослея, непременно становятся лучше), особенно точен в повествованиях о животных, которые показаны со всеми своими видовыми поведенческими признаками, и в то же время с конкретной ситуативной характеристикой (слон, который спасает хозяина от тигра), как создания, в которых писатель мудро выделяет достойные качества (преданность волка, трудолюбие и доброту слона, храбрость обезьянки и т.п.).
  Житков был организатором теневого театра и специальной серии книг для малограмотных, автором незаконченной книги История корабля, цикла Рассказы о технике, адресованного молодежи, романа для взрослых Виктор Вавич (кн. 1–2, 1929–1937), рассказывающем, не без автобиографических реминисценций, о периоде революции 1905.
  Творчество Житкова, классика отечественной детской и анималистической (в продолжение традиций Л. Н. Толстого и А. П. Чехова) словесности, которого можно, наряду с В. В. Бианки и Е. И. Чарушиным, считать также основоположником научно-художественного жанра в детской литературе, оказало существенное влияние на многих детских писателей.
  Умер Житков в Москве 19 октября 1938.
  (Из энциклопедии "Кругосвет")


    Произведения:

    Роман "Виктор Вавич" (1937, Предисл. М. Поздняева; Послесл. А. Арьева) (полная версия, pdf 22 mb) — копия из библиотеки "ImWerden" — май 2020

    * * *

    Книга первая (doc-rar 326 kb) — март 2003

    Книга вторая (doc-rar 291 kb) — апрель 2003

    Книга третья (doc-rar 98 kb) — апрель 2003

      Роман «Виктор Вавич» Борис Степанович Житков (1882-1938) считал книгой своей жизни. Работа над ней продолжалась больше пяти лет. При жизни писателя публиковались лишь отдельные части его «энциклопедии русской жизни» времён первой русской революции. В этом сочинении легко узнаваем любимый нами с детства Житков — остроумный, точный и цепкий в деталях, свободный и лаконичный в языке; вместе с тем перед нами книга неизвестного мастера, следующего традициям европейского авантюрного и русского психологического романа. Тираж полного издания «Виктора Вавича» был пущен под нож осенью 1941 года, после разгромной внутренней рецензии А. Фадеева. Экземпляр, по которому — спустя 60 лет после смерти автора — наконец издаётся одна из лучших русских книг XX века, был сохранён другом Житкова, исследователем его творчества Лидией Корнеевной Чуковской.
      Её памяти посвящается это издание.
      (Аннотация издательства)

      О языке писателя, фрагменты из романа "Виктор Вавич":

      Лёг красный луч на старинную колокольню — и как заснул, прислонился. И стоит легким духом над городом летний вечер, заждался.

      Толпа облепила вагоны — прильнула, носильщики бросились в двери. Виктор за спинами людей прошел вдоль состава. Чужое, как черная каша, вываливалось из вагонов.

      Виктор вскочил и вышел в коридор. Швейцар в пальто внакидку громко повернул ключом и толкнул сонную дверь. Ровной матовой изморозью подернуло дома, тротуары, фонарные столбы. За этой кисеей спала синяя улица. Воздух не проснулся и недвижно ждал солнца.

      Из огромных окон шел матовый зимний свет, пустые скамейки отдыхали по стенам.

      Закурил. И при спичке Коля увидел лицо отца, как из тяжелого камня, и пегая отцовская борода будто еще жестче — из железной проволоки. Стало тихо, и слышно было, как мама плакала, как икала.

      На полке новые кастрюли, казалось, звенели от блеску. Из духовки горячим ароматом крикнули пирожки.

      Виктору улыбка рвала губы.

      Вавич глядел на семгу, высоко подняв брови. Брови шевелились, как черные червяки.

      В конце улицы, прямо по середине над уходящими рельсами, висело красное солнце, как будто оно вошло в улицу и остановилось от любопытства и радости. И Виктору показалось, что все спешат в конец улицы глядеть солнце.

      Пятёрка [деньги], как больная, мучилась на столе.

      Выл где-то холодным воем фабричный гудок, долго, без остановки, как от боли.

      Сорокин стоял в дверях с фуражкой в руке. Пристав мазнул по нему рассеянным глазом и прихмурился одной бровью.

      Анна Григорьевна не двигалась. И вот, как песчинка на бумагу, упал далекий звук.

      Наденька вымыла чашки, заварила чай. Самовар весело работал паром на столе, казалось, ходит ножками.

      Санька перекрестился. И без веса рука, как воздухом обмахнул себя Санька.


    Лидия Чуковская. Критико-биографический очерк "Борис Житков" (doc-rar 98 kb; pdf 5,1 mb) — март 2003, май 2020

    Страничка создана 30 марта 2003.
    Последнее обновление 8 мая 2020.

Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2020.
MSIECP 800x600, 1024x768