Библиотека Александра Белоусенко

На главную

 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
История
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Японская лит-ра
Журнал "Время и мы"
 
Архив
 
О нас
 
Обратная связь:
belousenko@yahoo.com
 

Библиотека Im-Werden (Мюнхен)

Олег Греченевский. Публицистика

Отдав искусству жизнь без сдачи... Сайт о Корнее и Лидии Чуковских

Библиотека CEPAHH


 

Римма Ивановна НЕРАТОВА
(урожд. Курганова)
(1922-2004)

  Римма Ивановна Нератова (1922, Петроград — 2004, Нью-Йорк) — живописец, иконописец, художник декоративно-прикладного искусства. Дочь профессора экономики И. А. Курганова. Детство провела в Ленинграде, где получила художественное образование.
  Жила и училась до второй мировой войны в Петербурге — Ленинграде. После первой зимы блокады Ленинграда с институтом отца, профессора И. А. Курганова, была эвакуирована на Кавказ. До 1950 года жила с родителями сначала в Польше, потом в Германии.
  После окончания войны училась некоторое время в университете в Майнце на факультете истории искусств и до отъезда из Германии — в Гамбурге, в Русской художественной и иконописной школе — мастерской, созданной в 1945 году в Гамбурге архитектором-художником Анатолием Александровичем Нератовым. Творческая и исследовательская деятельность Школы была посвящена изучению византийского и древнерусского искусства со времени крещения Киевской Руси, продолжая прерванное революцией возрождение не только интереса к древней иконе, но и возрождение её высокой религиозной устремленности. Участвовала в выставках Школы в Германии и Америке.
  В 1950 переехала с мужем в США и поселилась в Нью-Йорке, снимали студию в Гринвич Виллидж, была его помощником, сотрудником и после кончины Анатолия Александровича, в 1973 году, продолжила и закончила начатую совместно с ним работу по иконографии Св. Николаевского собора в г. Вашингтоне, построенного по проекту А. А. Нератова. Писала светские портреты, иконы, занималась лаковой миниатюрой в палехской традиции, расписывала игрушки в русском стиле.
  Автор книги воспоминаний "В дни войны: Семейная хроника" (1996).
  Сын — архитектор и художник Александр Нератов (род. 1952).
  (Из книги "В дни войны: Семейная хроника")


    Книга "В дни войны: Семейная хроника" (1996) (pdf 19 mb) — копия из библиотеки "Maxima"

    Оглавление:

    Жизнь в Ленинградской блокаде ... 5
    Северный Кавказ ... 109
    Львов ... 188
    Берлин ... 223
    Бад-Нейштадт. Конец войны ... 269

    Фрагменты из книги:

      А противотанковый ров, который мы копали усердно под Ораниенбаумом, оказался непригодным. Инженер-строитель просчитался и построил его как зеркальное изображение того, что требовалось: для наших танков — преграда, для немецких — чудная дорога в наш тыл, без помех. Очень надеюсь, что неудачливому инженеру не успели "пришить" звание "врага народа" в общей неразберихе во время немецких атак. Знаю, что наш ров засыпали, но вряд ли успели построить новый, уже не было времени. Одно слабое утешение в надежде, что, может, немецкие танки завязли в рыхлой земле засыпанных траншей и выбыли из строя, — тогда наш труд не совсем пропал даром.

    * * *

      В ноябре в городе не осталось собак, кошек и крыс — их съели... Цена кошки в ноябре была пятьсот рублей, и уже нигде нельзя было купить (мы не пробовали). В нашем институте в самом начале голода съели всех подопытных животных. Сперва кроликов, потом — собак и белых крыс. Это голод оттянуло очень ненадолго. И имеющие отношение к лабораториям тоже стали умирать. Во всех институтах умирали одинаково и похоже в начале и середине голода: так, часто приходил профессор на лекцию, сидел на кафедре в пальто и шапке, и рукавицах, начинал говорить, да так и умирал; и студенты — слушают и тоже умирают; их уж совсем мало приходило. И умирали скорее те, что продолжали заниматься — интеллектуальная работа отнимала последние силы. (Была хуже рубки дров, как говорили в Ленинграде.) Профессора и преподаватели из своих последних сил старались сохранить привычное расписание дня, но только в этом расписании не хватало нескольких пунктов: еды, тепла и транспорта. А это убивало наверняка. Дух у многих был очень силён, но тело отказывалось жить без еды.

    * * *

      И скоро вернулся с новостями: в Ессентуках — немцы! И ни одного выстрела! Кому же было стрелять? Мы выглянули из-под дерева и решили дойти до тракта, чтоб только послушать — нет ли вдали звуков войны. Когда мы дошли до угла, услышали звук гусениц вдалеке. Медленно, из боковой зелёной улицы, со стороны вокзала, на тракт выехал небольшой танк. Зелёный, как и наши. Крышка танка была откинута и видно было стоящую фигуру — немецкий танкист. Танк остановился. Ещё один танк выполз, тоже медленно. Около него появилось несколько фигурок. Танки постояли, постояли и, медленно развернувшись, поползли обратно. Сразу же на улице появились женщины в платочках, они стояли у своих ворот, переговариваясь. Очень скоро и до нас дошли новости: немцы заняли город, ездят по улицам в открытых автомобилях, рассматривают население — улицы полны людей и очень оживлены. Немцы никого не трогают и очень приветливы.

    Страничка создана 18 июля 2020.

Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2020.
MSIECP 800x600, 1024x768