Библиотека Александра Белоусенко

На главную

 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
История
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Журнал "Время и мы"
 
Архив
 
О нас
 
Обратная связь:
belousenko@yahoo.com
 

Библиотека Im-Werden (Мюнхен)

Конецкий В.В. Морской литературно-художественный фонд имени Виктора Конецкого

Олег Греченевский. Публицистика

Отдав искусству жизнь без сдачи... Сайт о Корнее и Лидии Чуковских


 

Нестор Иванович МАХНО
(1888-1934)

  МАХНО, НЕСТОР ИВАНОВИЧ (1888-1934), украинский военный и политический деятель, один из вождей анархистского движения в годы Гражданской войны. Родился 27 октября (8 ноября) 1888 в с. Гуляйполе Александровского уезда Екатеринославской губернии в бедной крестьянской семье; отец, И.Р. Махно, был кучером. Окончил церковно-приходскую школу (1900). С семилетнего возраста был вынужден пойти в подпаски к богатым хуторянам; позже батрачил у помещиков и немецких колонистов. С 1904 работал чернорабочим на чугунно-литейном заводе в Гуляйполе; играл в заводском театральном кружке. Осенью 1906 примкнул к анархистам, вступил в молодежное отделение Украинской группы анархистов-коммунистов (хлебовольцев). Участник нескольких бандитских нападений и террористических актов; дважды арестовывался. Обвинённый в убийстве чиновника местной военной управы, был приговорён в 1910 к смертной казни через повешение, заменённой каторгой ввиду его несовершеннолетия в момент совершения преступления (1908). Находясь в Бутырской каторжной тюрьме, занимался самообразованием; регулярно вступал в конфликты с тюремной администрацией.
  (15) марта 1917, после Февральской революции, выпущен на свободу и уехал в Гуляйполе. Участвовал в воссоздании Крестьянского союза; в апреле 1917 единогласно избран председателем его местного комитета. Выступал за прекращение войны и передачу земли в пользование крестьянам без выкупа. В целях приобретения средств для закупки оружия прибегал к излюбленному методу анархистов – экспроприациям. В июле провозгласил себя комиссаром Гуляйпольского района. Делегат екатеринославского съезда Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов (август 1917); поддержал его решение о реорганизации всех отделений Крестьянского союза в крестьянские Советы. Решительно осудил антиправительственный мятеж генерала Л.Г. Корнилова, возглавил местный Комитет защиты революции. Выступал против Временного правительства, отвергал идею созыва Учредительного собрания. В августе-октябре проводил в Александровском уезде конфискацию помещичьих земель, переходивших в ведение земельных комитетов; передавал в руки рабочих контроль над предприятиями.
  Октябрьскую революцию принял неоднозначно: с одной стороны, приветствовал слом старой государственной системы, с другой, считал власть большевиков антинародной (антикрестьянской). В то же время призывал к борьбе против украинских националистов и созданной ими Украинской народной республики. Поддержал Брестский мир. После немецкой оккупации Украины создал в апреле 1918 в районе Гуляйполя повстанческий отряд (вольный Гуляйпольский батальон), который вёл партизанскую войну с германскими и украинскими правительственными частями; в отместку власти расправились с его старшим братом и сожгли дом матери. В конце апреля 1918 был вынужден отступить к Таганрогу и распустить отряд. В мае 1918 приехал в Москву; провел переговоры с лидерами анархистов и большевистскими руководителями (В.И. Лениным и Я.М. Свердловым). В августе вернулся на Украину, где вновь организовал несколько партизанских соединений для борьбы с немцами и режимом гетмана П.П. Скоропадского. К концу ноября численность этих соединений возросла до шести тысяч человек. Совершал дерзкие налёты на богатые немецкие экономии и помещичьи имения, расправлялся с оккупантами и гетманскими офицерами, в то же время запрещал грабить крестьян и устраивать еврейские погромы.
  После ухода немцев с Украины (ноябрь 1918) и падения Скоропадского (декабрь 1919) отказался признать власть Украинской Директории. Когда её вооруженные формирования под командованием С.В. Петлюры заняли Екатеринослав и разогнали губернский Совет, заключил соглашение с Красной Армией о совместных действиях против Директории. В конце декабря 1918 разгромил семитысячный петлюровский гарнизон Екатеринослава. Несколько дней спустя войска Директории вновь овладели городом; однако махновцы отступили и укрепились в районе Гуляйполя.
  К тому времени эта территория превратилась в своеобразный «анклав свободы», где Махно попытался реализовать анархо-коммунистическую идею общества как «вольной федерации» самоуправляющихся коммун, не знающей каких-либо классовых и национальных различий. Преследуя эксплуататоров (помещиков, фабрикантов, банкиров, спекулянтов) и их пособников (чиновников, офицеров), он в то же время прилагал усилия для налаживания нормальной жизни трудящихся (рабочих и крестьян); по его инициативе создавались детские коммуны, открывались школы, госпитали, мастерские, организовывались театральные представления.
  Вторжение деникинских войск на территорию Украины в январе-феврале 1919 создало непосредственную угрозу Гуляйполю, что заставило Махно согласиться на оперативное подчинение его отрядов Красной армии в качестве 3-й отдельной бригады Заднепровской дивизии. Весной 1919 сражался с белыми на участке Мариуполь-Волноваха. В апреле его отношения с большевиками ухудшились из-за развернутой ими пропагандистской антимахновской кампании. 19 мая потерпел поражение от деникинцев и бежал с остатками своей бригады в Гуляйполе. 29 мая в ответ на решение Совета рабоче-крестьянской обороны Украины о ликвидации «махновщины» разорвал союз с большевиками. В июне, когда белые, несмотря на героическую оборону, овладели Гуляйполем, укрылся в окрестных лесах. В июле объединился с Н.А. Григорьевым, красным командиром, поднявшим в мае мятеж против Советской власти; 27 июля расстрелял его и весь его штаб; часть григорьевцев осталась с махновцами. В июле-декабре 1919 во главе созданной им Революционно-повстанческой армии Украины (ок. 35 тыс. чел.) вёл партизанскую войну против деникинцев. В сентябре вновь вступил в соглашение с большевиками. 26 сентября прорвал фронт белых и прошёл по тылам Добровольческой армии, захватив Гуляйполе, Бердянск, Никополь, Мелитополь и Екатеринослав; на занятых территориях организовывал коммуны, профсоюзы, систему помощи нуждающимся, пытался восстановить производство и торговлю. Своими действиями оказал огромную помощь советским войскам в разгар деникинского наступления на Москву (за что награждён орденом Красного Знамени): командование белых, стремясь ликвидировать угрозу своему тылу, было вынуждено перебросить с московского направления на юг 2-й армейский корпус, которому только в декабре 1919 удалось выбить махновцев из Екатеринослава.
  После занятия большевиками Южной Украины в январе 1920 вступил с ними в конфликт, отказавшись воевать против поляков. В январе-сентябре вёл борьбу с Красной армией, однако в июле отверг предложение Врангеля о совместных действиях. Когда же войска белых в конце сентября 1920 овладели основными подконтрольными ему районами, вновь примирился с Советами, подписав в октябре соглашение о военном сотрудничестве с командованием Южного фронта. Его отряды участвовали в разгроме белых в Северной Таврии в конце октября – начале ноября 1920, в форсировании Сиваша и штурме Перекопа 7-12 ноября 1920.
  По завершении Крымской кампании отверг требование советского военного командования включить махновцев в состав Красной армии. В ответ в конце ноября – начале декабря 1919 большевики провели военные операции по ликвидации его соединений в Крыму и в районе Гуляйполе. Однако Н.И. Махно удалось сформировать новую армию (до 15 тыс.). В январе-августе 1920 вёл партизанскую войну с красными; совершил глубокий рейд по всей Украине. В конце августа его отряды, понеся большие потери, были прижаты к Днестру у Ямполя; сам Махно во главе полусотни всадников 26 августа переправился на румынский берег.
  В 1922 уехал в Польшу, где был арестован по подозрению в антипольской деятельности. В 1923 смог перебраться во Францию. Работал в типографии, на киностудии, в сапожной мастерской. Продолжал вести пропаганду анархических идей в прессе и в публичных выступлениях. Часто и тяжело болел. Умер от туберкулеза в Париже 6 июля 1934; похоронен на кладбище Пер-Лашез.
  Иван Кривушин
  (Из проекта "Кругосвет")


    Вадим Телицин. Книга "Нестор Махно: Историческая хроника" (1998) (pdf 22 mb) – март 2019
      (издание любезно предоставил Яков Клейнер (Нацрат-Илит, Израиль);
      OCR: Давид Титиевский (Хайфа, Израиль))

      Личность и судьба Нестора Махно, казалось бы, сотканы из противоречий: анархист и «крестьянский батька», бесшабашный рубака и каторжник, милостивый судья и безжалостный диктатор, гроза правящих режимов и несчастный, всеми забытый эмигрант... Вокруг его имени нагромождены горы слухов и мифов.
      Эта книга поможет пролить свет на загадочную фигуру Нестора Махно благодаря архивным материалам, свидетельствам очевидцев и воспоминаниям современников.
      (Аннотация издательства)


    Михаил Веллер. Книга "Махно" (2007) (doc-zip 700 kb; html 3,8 mb) – март 2019

      Книга Михаила Веллера в остросюжетной форме, опираясь на сенсационные документы, рассказывает о великих и удивительных деяниях легендарного батьки Махно — командующего Революционно-повстанческой армией Украины, борца за свободу простого народа, убеждённого анархиста.
      (Аннотация издательства)

    * * *

      "Махно был союзником красных трижды, и тоже комбриг и комдив, и кавалер ордена Красного Знамени №4, и собеседник Ленина, и его люди брали с Блюхером Перекоп. И трижды его цинично кидали, когда полагали уже не нужным, и трижды объявляли вне закона, но батько был живуч и восстановим феноменально и всякий раз поднимался. И он не верил большевикам, и они ему, но всякий раз союз был обоюдно выгоден – против белых, и более циничные и мощные большевики переиграли его, как в шахматы.
      Григорий Котовский был в Бессарабии еще в 1900-е гг. чем-то средним между Робин Гудом и Ванькой Каином. Грабил он всех, кого имело смысл и возможность ограбить, а что-то из награбленного раздаривал бедным, иногда и под настроение. Сидел он за грабёж и за изнасилование, а потребность в борьбе за всемирное дело трудящихся обнаружил в себе не ранее 1919 года, когда Партия, уже начинающая писать себя с большой буквы и подразумевать «Партию» уже не «частью», а как раз целым, – когда эта большевистская Партия станет рулить под своё знамя всех, кого можно использовать.
      Котовскому предложат звание комбрига, боеприпасы и военно-политическую крышу. И за что застрелит его собственный адъютант уже после Гражданской – за связь со своей женой, или по заданию Особого отдела за неумеренную коммерческую деятельность, – этого мы уже не узнаем.
      И Щорс был одним из самого среднего калибра «батьков», повстанцы-партизаны которого воевали на Украине против всех, кто норовил взобраться селянству на загорбок. Красные комиссары объяснили Щорсу, что с Москвой лучше дружить. И сделали ему предложение, от которого он не смог отказаться. И стал Щорс красным.
      И Шкуро был красным! Но уже в другой последовательности. Сначала красные на Кубани сформировали и вооружили красную кубанскую казачью дивизию. А потом дивизии сильно не понравилось, что делали красные с трудовым казачеством. Все эти проддиктатуры, продразвёрстки, коммуны, раскулачивания и комбеды. Сопровождаемые взятием заложников и расстрелами. Дивизия перестреляла своих комиссаров и стала казачьим формированием на стороне белых. А комдив Андрей Шкуро стал взад обратно атаманом.
      Трудно идентифицировать по цвету Сергея Лазо. Он щипал японцев, но как «белых» он щипал вообще всех имущих и сильно образованных. Разница между партизаном и бандитом бывает чисто стилистическая – в зависимости от того, вреден он больше твоим друзьям или твоим врагам. Друзей у красных в Приморье было мало, и Лазо протянули руку дружбы. (А позднее был создан миф, и паровозная топка свою роль сыграла в построении этого мифа о заживо сожжённом беззаветном герое, и стал посмертно Лазо куда знаменитее, чем легендарный при жизни хозяин огромного партизанского края Щетинкин, его земляк.)
      И Чапаев был один из многих комдивов, бивших «кадета» как классово ненавистных врагов, хотевших отобрать у крестьянина землю обратно и посадить ему на шею власть помещиков и городских господ. И пограбить было для его ребят святым делом, ибо радостей на войне мало, а жизнь кратка. И красным он стал, строго говоря, только с приездом комиссара – которому, кстати, много воли не давал..."
      (Фрагмент)


    Нестор Махно. Книга "Махновщина и её вчерашние союзники – большевики" (1928) (pdf 528 kb) – май 2020

      На пути большевистского литературного творчества появилась книга М. Кубанина под заглавием «Махновщина». Книга эта прошла через отдел «истпарта» (история партии) и под редакцией старого партийного работника-большевика М. Н. Покровского.
      Построена же эта книга на основании документов большевистской охранки (быв. ЧЕКА – теперь ГПУ), письменных показаний, попавшихся в лапы этой охранки махновцев и анархистов – с одной стороны; с другой стороны – якобы добровольно раскаявшихся и перешедших на сторону большевиков.
      Правда, автор этой книги не ограничивается одними документами против Махновщины, почерпнутыми из охранки. Будучи объективным в глубоком большевистском смысле этого слова, он пользуется о своем охаивании Махновщины и меня лично еще и заметками из предыдущих большевистских изданий, направленных против Махновщины, а также статейками и заметками анархистов и анархиствующих из стана «набатовцев». Пользуется он также выдержками из странного для меня дневника жены Махно. Не обходит мимо и лжи против Махновщины перебежавшего к большевикам известного палача украинской революционной деревни деникинско-врангелевского генерала Слащёва… И лишь изредка автор вставляет то в одном, то в другом месте своей книги им самим по заказу партии вымышленные документы, отмечая их, как документы, поступившие к большевистским соответствующим органам из моего штаба через агентуру и документы от представителей Махновщины...
      (Из предисловия)


    Н. В. Герасименко. Книга "Батько Махно: Мемуары белогвардейца" (1928, 1990) (pdf 6 mb) – подготовил Давид Титиевский – август 2020

      Впервые переиздаваемые в СССР воспоминания одного из свидетелей махновщины Н. В. Герасименко извлечены нами из эмигрантского сборника «Историк и современник». В основу этих мемуаров легли не только личные воспоминания автора, – не будучи особенно близким этому движению, он не постеснялся введением в свой рассказ устных показаний. Имя Махно, особенно в те годы, окутывалось роем легенд. Уже тогда зарождались нелепые фантастические рассказы о его личной жизни и похождениях, и наивный Герасименко неоднократно выдаёт такие рассказы за истинные происшествия. Не имея возможности каждый раз уточнять рассказ Герасименко, мы исправляем и дополняем лишь наиболее сомнительные места в его повествовании; интересующихся же более подробно махновщиной отсылаем к книге тов. Кубанина.
      В общем следует признать, что Герасименко, несмотря на частую фактическую неточность в своём повествовании, даёт ряд красочных и в целом верных изображений главных этапов махновского движения. Метания Махно с его пьяной оравой от одного стана к другому, метание от партизанства к советам, от советов к Петлюре, от Петлюры к Врангелю, – все эти страницы воспоминаний Герасименко в общем правильно намечают пути контр-революционного вырождения партизанства на Украине.
      (Из предисловия)


    Давид Маркиш. Книга "Полюшко-поле" (1989) (pdf 13,4 mb) – декабрь 2020

      Фигура Нестора Ивановича Махно — одного из героев этого романа — по сей день наряжена в Советском Союзе в нелепую одежду шута, погромщика, разбойника с большой дороги. Нынешнее поколение ничего — или почти ничего — не знает о том, кем был в действительности этот удивительный лидер анархо-коммунистов, кто входил в его окружение, какова его роль в разгроме Деникина. Никогда ни официальная советская история, ныне пересматриваемая, ни многотомная "лениниана" не обмолвились ни словом о встрече Махно с Лениным. Мало кому известно, что "знаменитый" атаман Григорьев — антисемит и погромщик — был обезглавлен (по другим данным — застрелен) лично Махно... Однако память о Несторе Махно жива среди украинцев и русских; имя его — с известными оговорками — можно поставить в один ряд с Разиным и Пугачёвым...
      Работая над романом, я не ставил своей целью воссоздание дневниковой хронологии событий гражданской войны на Украине. На фоне этой чудовищной войны я намеревался проследить участие евреев в событиях 1918-1921 годов, их сотрудничество с различными политическими и военными силами района. И основные эпизоды романа построены на документальной основе.
      Сегодня в Советском Союзе начинают понемногу приоткрывать архивы — этот ящик Пандоры, из которого гласность черпает своё "я". Хочется верить, что в ходе этого процесса и личность Нестора Махно будет отмыта от пропагандистской грязи.
      (От автора)


    Галина Кузменко. Воспоминания "40 дней в Гуляй-Поле" (1990) (pdf 631 kb) – январь 2021

      ...А затем путаница войны, где брат шёл на брата, а Нестор Махно воевал то с немцами, то с белыми, то с красными, то с атаманом Григорьевым, словом, сам за себя. То вёл он в бой «всех против всех» целую крестьянскую армию, то с трудом уходил от погони с последней сотней, переправляясь через реку Прут в Румынию.
      Вот в эти дни смут и потрясений встретил Нестор «учителку» из Киева, 23-летнюю Галину Кузменко, которая стала его женой и прототипом кинематографических мифов о жестокой атаманше. 40 дней из жизни хлопцев и самого батьки, описанные в её дневнике с живостью и талантом, 70 лет оставались доступными для прочтения лишь узкому кругу «особо» доверенных лиц. Всё это время записки, захваченные вместе с чемоданами Галины и подруги Лёвы Задова — Фени, находились на спецхранении.
      Итак, перед нами записки наблюдательного очевидца роковой борьбы вооружённых граждан друг с другом.
      (Из предисловия)

    Страничка создана 22 марта 2019.
    Последнее обновление 6 января 2021.

Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2021.
MSIECP 800x600, 1024x768