Библиотека Александра Белоусенко

На главную

 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
История
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Японская лит-ра
 
Архив
 
О нас
 
Обратная связь:
belousenko@yahoo.com
 

Библиотека Im-Werden (Мюнхен)

Олег Греченевский. Публицистика

Отдав искусству жизнь без сдачи... Сайт о Корнее и Лидии Чуковских

Библиотека CEPAHH


 

Милан КУНДЕРА
(чеш. Milan Kundera)
(род. 1929)

  Милан Кундера (чеш. Milan Kundera; род. 1 апреля 1929, Брно) – французский писатель-прозаик чешского происхождения, с 1975 года живёт во Франции. Пишет как на чешском, так и на французском языке.
  Отец Милана был пианистом, музыковедом, ректором университета в Брно. Двоюродный брат – писатель и переводчик Людвик Кундера. Во время учёбы в средней школе Милан написал первые стихи. После Второй мировой войны подрабатывал разнорабочим и джазовым музыкантом.
  Милан окончил школу в 1948. Начал учиться на философском факультете Карлова университета (Прага), изучал там музыковедение, кино, литературу и эстетику, после двух семестров перевёлся на факультет кино Пражской академии.
  В 1950 прервал обучение по политическим причинам, однако всё-таки окончил его в 1952. Работал ассистентом и позже профессором академии на факультете кино, преподавал мировую литературу. В то же время он вступил в редакционные советы литературных журналов Literarni noviny и Listy.
  В коммунистической партии Чехословакии состоял с 1948 по 1950. В 1950 был исключён за «антипартийную деятельность и индивидуалистские тенденции». С 1956 по 1970 снова в КПЧ.
  В 1953 опубликовал свою первую книгу. До середины 50-х занимался переводами, эссе, драматургией. Стал известен после выпуска сборника стихов и выхода 3-х частей цикла новелл «Смешные любови», написанных и опубликованных с 1958 по 1968.
  В его первом романе «Шутка» (1967) речь идёт о положении чешской интеллигенции в условиях советской действительности. В этом же году Кундера принял участие в IV съезде союза писателей Чехословакии, где впервые открыто прозвучали призывы к демократизации общественной и политической жизни страны и который начал процессы, приведшие к Пражской весне.
  После ввода советских войск в Чехословакию в августе 1968 Кундера принимал участие в ряде демонстраций и собраний протеста, за что был лишён возможности преподавать. Его книги были изъяты из всех библиотек Чехословакии. В 1970 по обвинению в соучастии в революционных событиях он был повторно исключён из партии, ему было запрещено публиковаться.
  В 1970 Кундера закончил второй роман «Жизнь не здесь», в гротескно-сюрреалистической форме повествующий о кризисе личности и творческой деградации поэта в условиях формирования социалистической Чехословакии. Главный герой романа – молодой поэт Яромил – эволюционирует от сюрреализма в духе Андре Бретона к социалистическому реализму. Роман был издан в 1973 в Париже.
  Третий по счёту роман писателя — «Вальс на прощание» (1971) – изящное повествование о пребывании нескольких героев в курортном городке. Это первый роман Кундеры, посвящённый, главным образом, сексуальной тематике.
  В 1975 Кундеру пригласили работать профессором в Реннский университет (регион Бретань, Франция).
  Четвёртый роман Кундеры «Книга смеха и забвения» (1978) по сути представляет собой цикл из нескольких историй и эссе, объединённых общими персонажами (Тамина, сам Кундера), темами и образами (смех, ангелы, Прага). За эту книгу в 1979 чехословацкое правительство лишило писателя гражданства.
  С 1981 Кундера — французский гражданин.
  «Невыносимая лёгкость бытия» – роман Кундеры, написанный в 1982 году и впервые опубликованный в 1984 г. во Франции, в переводе на французский. Действие происходит в 1968 году в Праге. Согласно Кундере, бытие полно невыносимой лёгкости, потому что каждый из нас живёт всего один раз: «Einmal ist Keinmal» (с нем. – «единожды – всё равно что никогда», то есть «то, что произошло однажды, могло совсем не происходить», «один раз не считается», «раз – не керогаз»). Значит, каждая жизнь несёт в себе таинственную случайность, каждое наше действие не может полностью предопределить наше будущее. Любой выбор не отягощён последствиями, а потому не важен. В то же время наши действия становятся невыносимыми, если задумываться об их последствиях постоянно, потому жизнь можно охарактеризовать как «Невыносимую лёгкость бытия». Первое издание на чешском языке вышло в 1985 году в издательском доме «68 издателей» (Торонто). Во второй раз на чешском языке книга вышла в октябре 2006 года, в Брно спустя 17 лет после бархатной революции (до тех пор Кундера не признавал её).
  Роман «Бессмертие» (1990) – последний, написанный им на чешском языке.
  С начала 1990-х Кундера пишет по-французски. Три французских романа – «Неспешность» (1993), «Подлинность» (1998), «Неведение» (2000) – более миниатюрные, камерные, нежели его чешские романы.
  В октябре 2008 сотрудник чешского Института по изучению тоталитарных режимов Адам Градилек опубликовал в еженедельнике Respekt статью о том, что Кундера в 1950 донёс полиции о Мирославе Дворжачеке, который сначала бежал в ФРГ, а затем тайно вернулся в Чехословакию в качестве агента американской разведки. Дворжачек был приговорён к 22 годам заключения, из которых отбыл 14. После публикации Кундера заявил: «Я просто шокирован всей этой историей, о которой мне ничего не известно и которой вообще не было. Мне совершенно неизвестен человек, о котором идёт речь. Это ложь». Утверждения о том, что писатель якобы был доносчиком, вызвали горячие споры в Чехии.
  (Из проекта "LiveLib.ru")


    Произведения:

    Роман "Невыносимая лёгкость бытия" (1984, 2000, 352 стр.; пер. с чеш. Н. Шульгиной) (pdf 9,8 mb) – сентябрь 2021
      (OCR: Александр Белоусенко (Сиэтл, США);
      обработка: Давид Титиевский (Хайфа, Израиль))

      «Невыносимая лёгкость бытия» – роман Милана Кундеры, написанный в 1982 году и впервые опубликованный в 1984 г. во Франции, в переводе на французский. Действие происходит в 1968 году в Праге.
      Согласно Кундере, бытие полно невыносимой лёгкости, потому что каждый из нас живёт всего один раз: «Einmal ist Keinmal» (с нем. «единожды – всё равно что никогда», то есть «то, что произошло однажды, могло совсем не происходить», «один раз не считается»). Значит, каждая жизнь несёт в себе таинственную случайность, каждое наше действие не может полностью предопределить наше будущее. Любой выбор не отягощён последствиями, а потому не важен. В то же время наши действия становятся невыносимыми, если задумываться об их последствиях постоянно, потому жизнь можно охарактеризовать как «Невыносимую лёгкость бытия».
      (Аннотация издательства)

    Оглавление:

    Часть первая. ЛЁГКОСТЬ И ТЯЖЕСТЬ
    Часть вторая. ДУША И ТЕЛО
    Часть третья. СЛОВА НЕПОНЯТЫЕ
    Часть четвёртая. ДУША И ТЕЛО
    Часть пятая. ЛЁГКОСТЬ И ТЯЖЕСТЬ
    Часть шестая. ВЕЛИКИЙ ПОХОД
    Часть седьмая. УЛЫБКА КАРЕНИНА

      Фрагменты из книги:

      "И вправду: та всеобщая эйфория продолжалась лишь первую неделю оккупации. Руководители страны были вывезены русской армией как преступники, никто не знал, где они, все дрожали за их жизнь, и ненависть против пришельцев пьянила, как алкоголь. Это было хмельное торжество ненависти. Чешские города были украшены тысячами нарисованных от руки плакатов со смешными надписями, эпиграммами, стихами, карикатурами на Брежнева и его армию, над которой все потешались, как над балаганом простаков. Однако ни одно торжество не может длиться вечно. Русские принудили чешских государственных деятелей подписать в Москве некое компромиссное соглашение. Дубчек вернулся с ним в Прагу и зачитал его по радио. После шестидневного заключения он был так раздавлен, что не мог говорить, заикался, едва переводил дыхание, прерывая фразы бесконечными, чуть не полуминутными паузами.
      Компромисс спас страну от самого страшного: от казней и массовых ссылок в Сибирь, вселявших во всех ужас. Но одно было ясно: Чехия должна теперь покориться захватчику; она обречена уже вовек заикаться, запинаться и ловить ртом воздух, как Александр Дубчек. Праздник кончился. Настали будни унижения".

    * * *

      "От тех, кто считает коммунистические режимы в Центральной Европе исключительно делом рук преступников, ускользает основная истина: преступные режимы были созданы не преступниками, а энтузиастами, убеждёнными, что открыли единственную дорогу в рай. И эту дорогу они так доблестно защищали, что обрекли на смерть многих людей. Однако со временем выяснилось, что никакого рая нет и в помине, и так энтузиасты оказались убийцами.
      Тогда все с криком обрушились на коммунистов:
      – Вы ответственны за беды страны (она оскудела и опустела), за утрату её самостоятельности (она подпала под власть России), за казни безвинных!
      А те, обвиняемые, отвечали:
      – Мы не знали! Мы были обмануты! Мы верили! Но в глубине своей души мы неповинны!
      Итак, спор в конце концов свёлся к единственному вопросу: в самом ли деле они не знали или всего лишь прикидываются, что не знали?"

    * * *

      "В 1618 году чешские сословия, собравшись с духом и решив защищать свои религиозные свободы, обрушили свой гнев на императора, сидевшего на троне в Вене, и выкинули из окна Пражского града двух высоких чиновников. Так началась Тридцатилетняя война, которая привела почти к полному уничтожению чешского народа. Должны ли были тогда чехи проявить больше осторожности, чем смелости? Ответ кажется простым, однако его нет.
      Триста двадцать лет спустя, в 1938 году, после мюнхенской конференции, весь мир решил принести их страну в жертву Гитлеру. Должны ли были они попытаться бороться в одиночку против восьмикратно превосходящих сил противника? В отличие от 1618 года, чехи тогда проявили больше осторожности, чем смелости. С их капитуляции началась вторая мировая война, которая привела к окончательной потере свободы их народа на много десятилетий, а то и столетий. Должны ли были они проявить тогда больше смелости, чем осторожности? Что они должны были делать?
      Если бы история чехов могла повторяться, несомненно, было бы полезно всякий раз испробовать ту, иную, возможность, а потом сравнить оба результата. Без такого опыта все рассуждения суть лишь игра гипотез".

    * * *

      "Лишь в 1980 году мы смогли прочесть в «Санди таймс», как умер сын Сталина, Яков. Взятый в плен во время второй мировой войны, он был помещён в немецкий лагерь вместе с английскими офицерами. У них был общий сортир. Сын Сталина обычно оставлял его после себя загаженным. Англичанам не по нутру было видеть сортир, измазанный говном, хотя это и было говно сына самого могущественного тогда человека в мире. Они попрекнули его. Он оскорбился. Они продолжали попрекать его и принуждали чистить сортир. Яков возмутился, рассорился с ними, затеял драку. В конце концов попросил у начальника лагеря выслушать его. Хотел, чтобы тот рассудил их. Но спесивый немец не пожелал говорить о говне. Сын Сталина не смог снести унижения. Исторгая в небо страшную русскую брань, он бросился к колючей проволоке под током, ограждавшей лагерь. И угодил прямо в цель. Его тело, которому уже никогда больше не суждено было загадить англичанам сортир, так и осталось висеть на проволочном заграждении".

    Страничка создана 25 сентября 2021.

Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2021.
MSIECP 800x600, 1024x768