Библиотека Александра Белоусенко

На главную

 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
История
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Японская лит-ра
 
Архив
 
О нас
 
Обратная связь:
belousenko@yahoo.com
 

Библиотека Im-Werden (Мюнхен)

Олег Греченевский. Публицистика

Отдав искусству жизнь без сдачи... Сайт о Корнее и Лидии Чуковских

Библиотека CEPAHH


 

Эдуард Степанович КОЧЕРГИН
(род. 1937)

  КОЧЕРГИН, ЭДУАРД СТЕПАНОВИЧ (р. 1937), русский театральный художник. Заслуженный деятель искусств РСФСР (1978), народный художник РСФСР (1988), лауреат Государственных премий СССР (1978, 1984). Родился 22 сентября 1937 в Ленинграде. В 1952-1954 учился в средней художественной школе при Институте живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина. В 1955 окончил вечернюю художественную школу имени В. А. Серова. В 1956-1960 учился в Ленинградском государственном институте театра, музыки и кинематографии (ЛГИТМиК, ныне СПГАТИ) на театрально-постановочном факультете (руководитель курса Т. Г. Бруни). По окончании института работал в Малом государственном академическом театре оперы и балета. В 1961 поступил в творческую группу Художественного фонда, на договорных началах оформлял спектакли и эстрадные программы в различных домах культуры Ленинграда – работников просвещения, имени С. М. Кирова, «Красного Выборжца», имени Ленсовета и других. Одной из первых самостоятельных работ Кочергина было оформление спектакля Океан А. Штейна в Драматическом театре Прикарпатского военного округа.
  В 1963-1966 работал главным художником Ленинградского областного театра драмы и комедии, оформил спектакли Царь Водокрут Е. Шварца (реж. А. Коковкин, 1963), Маклена Граса М. Кулиша (реж. Е. Шифферс, 1964), Сергей Есенин моноспектакль В. Харитонова (реж. Д. Катышева, 1964), Между ливнями Штейна (реж. Г. Гуревич, 1964), Гроссмейстерский бал И. Штемлера (реж. Гуревич, 1966) и другие. Решением сценографической среды спектакля Маклена Граса Кочергин дал основание считать себя остросоциальным художником, говорящим «языком суровых символов», однако всё его дальнейшее творчество было наглядным свидетельством того, что художнику чужда любая однозначность и прямолинейность высказывания. Его сценические образы тонко и ненавязчиво апеллируют к сознанию и чувству, к сложному ассоциативному восприятию.
  В 1966-1972 работал главным художником Ленинградского драматического театра имени В. Ф. Комиссаржевской, с 1970 по 1974 вёл курс композиции на постановочном факультете Ленинградского государственного института театра, музыки и кинематографии имени А. Островского. В театре Комиссаржевской Кочергин оформил спектакли Господин Пунтилла и его слуга Матти Б. Брехта (реж. Р. Агамирзян, 1966), Принц и нищий по М. Твену (1967), Старик М. Горького (реж. Агамирзян, 1968), Люди и мыши Д. Стейнбека (реж. Г. Товстоногов и Агамирзян, 1969) и другие. За оформление спектакля Старик был награжден дипломом 1-й степени Всероссийского фестиваля драматических и детских театров, посвященного 100-летию со дня рождения Горького (1968). Дипломант и лауреат различных выставок и театральных фестивалей, обладатель Серебряной и Золотой медалей Международной триеннале сценографии в Нови-Саде (Югославия, 1975 и 1978). Оформлял спектакли в Русском драматическом театре г. Таллина, ТЮЗе имени Ленинского Комсомола в Красноярске, Псковском драматическом театре, русском ТЮЗе г. Тбилиси, работал в театрах Москвы – ЦТСА, Малом, театре драмы и комедии на Таганке, «Современнике» и других.
  С 1972 Кочергин работал главным художником Большого драматического театра имени М. Горького, оформил спектакли Мольер М. Булгакова (реж. С. Юрский, 1973), Прошлым летом в Чулимске А. Вампилова (реж. Г. Товстоногов, 1974), История лошади Л. Толстого (реж. М. Розовский, 1975), Молодая хозяйка Нискавуори Х. Вуолийоки (реж. Ж. Виттика, 1976), Волки и овцы А. Островского (реж. Г. Товстоногов, 1980), На дне Горького (реж. Г. Товстоногов) и многие другие. Работал в разных театрах Ленинграда. Этапной в творчестве Кочергина стала встреча с режиссером Л. Додиным. В соавторстве ими были созданы спектакли Разбойник К. Чапека, Недоросль Д. Фонвизина, Живи и помни по В. Распутину, Кроткая по Ф. Достоевскому, В сторону солнца А. Володина и другие. Работал с Г. Яновской, Б. Равенских, Е. Падве, К. Гинкасом. Его искусство заряжено глубокими идеями и суровой силой. Художник полон тревог за судьбу своих героев, чутко улавливая угрозу их духовному миру и благополучию. В последнее время оформляет спектакли как в Санкт-Петербурге, так и в Москве: Гамлет У. Шекспира (Театр на Покровке, реж. С. Арцыбашев, 1997), Борис Годунов М. Мусоргского (Новая опера, реж. В. Белякович, 1998), Дон Кихот (Et cetera, режиссер А. Морфов, 1999), Кроткая по Достоевскому (Театр Сатиры, реж. В. Плучек, 1999). Главные усилия художника, ценящего метафорическую декорацию, направлены на то, чтобы раскрыть эмоциональную доминанту спектакля. Мышление Кочергина отличают широта ассоциаций, масштабность видения, граничащая с аскетизмом скупость в выборе выразительных средств.
  (Из проекта "Кругосвет")

* * *

  Кочергин отразил свой жизненный путь в своих книгах.
  Родители Эдуарда Степановича были репрессированы в Ленинграде. Во время войны эвакуирован в детдомом в Сибирь. До 1953 года скитался по России, потом вернулся в Ленинград, к выпущенной из мест заключения матери.
  В 1960 году окончил Ленинградский театральный институт имени А. Н. Островского (постановочный факультет, курс Н. П. Акимова). Работал в Малом театре оперы и балета помощником заведующего художественно-декорационными мастерскими, художником Живописно-скульптурного комбината, затем художником Комбината графических работ Художественного фонда РСФСР.
  С 1963 по 1966 год Кочергин — главный художник Ленинградского театра драмы и комедии (ныне Театр на Литейном), с 1966 по 1972 год — главный художник Театра имени Веры Комиссаржевской. С 1972-го является главным художником Большого драматического театра имени М. Горького (с 1992 года имени Г. А. Товстоногова).
  К 70-летию художника в Мраморном дворце Санкт-Петербурга прошла ретроспективная выставка «Эдуард Кочергин. Сценография». В 2017 году в Государственном Эрмитаже открылась выставка «Кочергин. Избранное», посвящённая восьмидесятилетию художника.
  С 1983 года руководитель мастерской театрально-декорационного искусства факультета живописи института живописи, скульптуры и архитектуры Российской академии художеств.
  В 1987 году присвоено звание народного художника РСФСР.
  В 1988 году избран членом-корреспондентом, а в 1991 году — действительным членом Академии художеств СССР.
  В книгах Кочергина на основе личного опыта отражены некоторые стороны жизни в Ленинграде и СССР во второй половине XX века и немного раньше. В его произведениях прослеживаются две основные темы. Первая из них — описанная с пониманием и сочувствием жизнь обездоленных в тяжёлое военное и первое послевоенное время, как сохранивших достоинство (репрессированные, включая детей врагов народа), так и ведших асоциальный образ жизни городских низов (спившиеся инвалиды, в том числе инвалиды войны; осиротевшие девочки, вынужденные зарабатывать проституцией и др.) (книги «Ангелова кукла», «Крещенные крестами», «Завирухи Шишова переулка»). Вторая тема — изображенная с юмором жизнь художественной интеллигенции Ленинграда, в частности — театральных коллективов, где работал художник («Записки Планшетной крысы»). «Радио России — Санкт-Петербург» неоднократно транслировало литературные чтения книг Кочергина. В БДТ по книге «Крещённые крестами» поставлен спектакль.

  Ангелова кукла: Рассказы рисовального человека. — СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2003 (переизд.: 2007, 2008); СПб.: Вита Нова, 2011 (переизд. 2013)
  Крещённые крестами: Записки на коленках. — СПб.: Вита Нова, 2009 (переизд. 2011)
  Записки Планшетной крысы. — СПб.: Вита Нова, 2013
  Завирухи Шишова переулка: Василеостровские притчи. — СПб.: Вита Нова, 2015
  Категории композиции. Категории цвета. — СПб.: Вита Нова, 2016. — 160 с. — 1200 экз. — ISBN 978-5-93898-588-9.
  Россия, кто здесь крайний? — СПб.: Вита Нова, 2017, 238 стр., 3000 экз.
  (Из проекта "Википедия")


    Произведения:

    Книга "Ангелова кукла: Рассказы рисовального человека" (2003) (pdf 27,4 mb) – июнь 2021
      (OCR: Александр Белоусенко (Сиэтл, США);
      обработка: Давид Титиевский (Хайфа, Израиль))

      Рассказы художника Эдуарда Кочергина – удивительное повествование об удивительных людях, оказавшихся «на дне» в 1940-е – 1960-е годы. Дети без отцов, юродивые и калеки, нищие и проститутки стали персонажами впечатляющего жизненного полотна, воссозданного пером «рисовального человека».
      Сын репрессированных родителей, воспитанник детприёмников и спецучреждений НКВД Э. С. Кочергин – народный художник России, лауреат Государственных премий, действительный член Российской Академии художеств. Его рассказы – память об оттеснённых на обочину жизни людях с их достоинствами и талантами.
      В издании использованы фотоматериалы из архивов Э. С. Кочергина и М. А. Бычкова. На форзацах – театральные эскизы автора книги.
      (Аннотация издательства)

    * * *

      "Я уже хотел подлезть под трубу и посмотреть, что делается в соседнем отделении, как вдруг в нашем проёме показалась огромная фигура «обрубка», одетого в военную форму. За подол стираной гимнастёрки безрукого держался совсем маленький пацан-поводырь. Совершенно белый, прямо альбинос. Волосёнки у него были настолько светлые, что поначалу мне показалось, будто он седой. На нём был самопальный бушлатик с неправдоподобно огромными пуговицами, словно с какого-то Гулливера.
      Голова солдатика-великана была расколота по диагонали, да так страшно и безжалостно, что смотреть на неё было невозможно, а уж я повидал в своей жизни к этому времени! Шрам, если это можно было назвать шрамом, проходил щелью почти от правого виска вниз через всё лицо, уничтожив нос, то есть соединив рот и нос в одно отверстие с остатками лохматых губ. Сдвинутые, но живые куски мяса — разбитые глазницы, правого глаза не было. Война. Это было воистину лицо войны. Только случайность или Господь Бог и молодость оставили этого парня жить. Более страшного живого человека я никогда не видел. Руки у него были «завязаны». Знаете, в войну некогда было: резали, а кожу натягивали. И вот у него торчали такие «колбаски»-обрубки. На шее болталась дощечка с надписью: «Подайте инвалиду войны». Он был, очевидно, нем, то есть не мог говорить, а лишь мычал: во рту болтались только ошмётки языка.
      Никто его не видел и не слышал, кроме меня. Он стоял на широко расставленных ногах, чуть подавшись туловищем вперёд, напротив не видящей его девчонки и смотрел своим уцелевшим глазом на её замечательно освещённую головку. Вдруг он решительно взмахнул своим правым обрубком, сделал шаг к столу, резко нагнулся со своего высока и лохмотьями губ поцеловал шейку девушки. Она, оглянувшись, вскрикнула страшным, каким-то испуганным криком, будто у неё внутри рвануло. Её стало трясти и знобить. Матушка, онемев, побледнела и вжалась в угол полки. А из его глазниц вдруг что-то рухнуло. Слеза. Мне показалось, что я слышал звук падающей слезы. Этого не могло быть, поезд шёл быстро и шумно, но в голове у меня этот звук остался, мне показалось, что я слышал, как его слеза разбилась о нечистый пол нашего деревянного вагона".
      (Фрагмент)

    * * *

      "В мою затырную задачу входила обработка и сортировка всего, что брал уркаган и приносили помоганцы-стушевщики. Необходимо было всё ценное складывать в отдельный мешок. Деньги из кошельков — в выданный Анютой большой кожаный шмук, а всю упаковку (сумочки, кошельки и прочее) — в другой. Пацаны поочередно каждые десять-пятнадцать минут вытряхивали мне из своих бушлатов добытые его талантом бумажники, кошельки, сумочки, часы, цепочки и прочее. Я не успевал обрабатывать такое количество взятого добра.
      Через час с небольшим старик пришёл сам. Работать дальше было опасно. На барахолке началась паника. Необходимо было лечь на дно. Часа на два, на два с половиною. Он скинул с себя пальтишко, развернул ватник с горячей фляжкой, быстро надел его на себя и, схватив флягу своими грабками, заметно отпил из неё Анютиной жидкости и попросил растереть замёрзших «работничков». Пацанов, стоявших на атасе, через полчаса отправил на Варшавский вокзал с заданием оставить сидор с уликами — пустыми кошельками и документами — в зале ожидания, поближе к линейной службе, и принести кипятку. После перекуса прилёг на скамью, велев мне торчать на стрёме, и заснул".
      (Фрагмент)

    * * *

      "В блокаду выжил грехом — кладбищенских птичек ел. Ловил и ел одну птичку в день, не более. Клетку приспособил под ловушку, приманивал крошками, а потом — оп! — и супчик. Здесь ведь самое птичье место на острове. Ловил втихаря, прятался от людей, вот так и выжил. В ту пору все и всех ели, а я только их, горемычных. Выходит, что в блокаду небом кормился, прости меня Господи Иисусе Христе. Прости и помилуй. Сейчас же сам их кормлю и отмаливаюсь".
      (Фрагмент)


    Книга "Крещённые крестами. Записки на коленках" (2009) (html 1,8 mb; doc-zip 280 kb) – июнь 2019

      Книга Эдуарда Кочергина — главного художника Большого драматического театра им. Г. А. Товстоногова — основана на воспоминаниях о тяжёлых послевоенных временах, когда он бежал из омского детприёмника для детей "врагов народа" на родину в Ленинград, — о беге, длившемся более шести лет, со всеми перипетиями и скитаниями по "эсэсэрии" с её тогдашними казёнными домами, детприёмниками НКВД и колониями.
      В 2010 году книга получила одну из престижнейших литературных премий — "Национальный бестселлер".
      (Аннотация издательства)

      Чтобы читатель не мучился вопросами о названии и подзаголовке моего повествования, объясню поначалу второе название, то есть подзаголовок.
      Во-первых, все события записывались по случаю, на коленках, в малые блокноты, в любых местах, где заставала жизнь и где возникало время редкой незанятости по основной рисовальной работе.
      Во-вторых, это записки про времена, когда вся страна была поставлена системой на колени.
      В-третьих, это фрагментарные воспоминания пацанка, которому досталось прожить под победоносные марши в бушующей Совдепии со всеми её страшноватыми фиглями миглями, как и множеству других подопытных, немалое количество лет.
      Но вместе с тем это — просто записки, не претендующие на философские, социальные или какие другие высокие выводы. Это — записки на коленках.
      «Крещённые крестами» — старинное выражение сидельцев знаменитых русских тюрем крестов, некогда бывшее паролем воров в законе, в соседи к которым в сталинские годы сажали политических. Выражение ёмкое и неоднозначное.
      (Предисловие автора)

    * * *

      Обучали, то есть натаскивали меня, как собачонку, все трое. Шеф кодлы — Рытый, или Батя, из них самый опытный и хитрый мастер, второй помощник — Пермяк и третий — Антип. Попал я к ним, очевидно, в их «отпуск». И они по восемь десять часов в сутки мутузили меня. Что только не делали со мной: с утра, кроме всех бегов, приседаний, отжимов, заставляли по многу раз складываться в утробную позу, причём с каждым днём сокращая время, пока не добились буквально секундного результата. Затем вдвоём брали меня за руки за ноги, раскачивали и бросали с угорья вниз — под откос. На лету я должен был сложиться утробой и плавно скатиться по траве шариком. Учили мгновенно превращаться в пружину и, с силой отталкиваясь от ступени крыльца подножки, прыгать вперёд, на лету складываясь в зародыша. Упаковывали меня в огромный ватник, на голову нахлобучивали и завязывали зимний малахай и колошматили по мне кулаками, заставляя отбиваться. Чем быстрее я отвечал им сопротивлением, тем похвальнее. Добивались одновременной, а лучше — опережающей реакции с моей стороны. В конце концов после многочисленных посинений я начал звереть раньше побоев. Они добились своего: выработали у меня мгновенную реакцию. После такого обучения за всю последующую жизнь никто не поспевал меня ударить. Я либо быстро выворачивался, либо бил первым. Научили ближнему воровскому бою, то есть приёмам защиты и одновременно отключению нападающего: противник думает, что он мною уже овладел, прижал к стенке, но вдруг сам неожиданно падает на землю, на время лишаясь памяти. Такой древний воровской приём — одновременный удар локтем в сердце и костяшками кулака в висок — называется «локоть»: это расстояние у человека природа сделала равным локтю.
      (Фрагмент)

    * * *

      А когда внучок обнаружил игрушку и безо всякой просьбы схватился за неё, она обратилась к нам, как к свидетелям случившегося безобразия, с осуждением происшедшего:
      — Не успел из жопы выпасть, как за игрушку схватился. В моём девотчестве такого и быть не могло. Колобашку без разрешения в руки не возьмёшь. Поленце куклу изображало, и то по разрешению. Семи то годков из тряпья сама себе Машку сшила да нянькала её, спрятамшись. А тогда что у девок то было — три дороги: замужество, монастырь али с родителями бобылить. А теперь как, а? Вон матка то его свою любилку к залётке военной пристроила, так насвистел он ей пузыря — вишь, на полу кряхтит, встать собирается, ползать надоело.
      Теперешним временем Антихрист правит, отсюда всё накось да покось — вон сплошные войны да потехи, кровью крашенные. Мужиков всех перевели, оттого и бабы шалуют. На залётку бросились, как мухи на мёд. Вокруг его срачиц хороводы водили, смехи да хихи строили. От заезжего кутака три девки забрюхатились. Урожайным оказался, вишь, трёх осеменил. А деревня то рада радешенька, прости меня, заступница бабья Параскева Пятница, три мужичка из них выползли взамен погибших. Один вон перед вами, вишь, попёрдывает. А залётка что — осеменил да полетел, как змей летучий… Так и не узнал, что трёх сыновей разным маткам оставил. Но самое дивительное: на деревне пустые девки понёсшим завидуют…
      (Фрагмент)

    * * *

      Вологодский ДП запомнился ещё одной достопримечательностью – кабинетом имени Макаренко, где воспиталы обрабатывали насельников. А против стола на стене в деревянной раме висел портрет великого революционного педофила, взиравшего на подопечных подозрительно ласково… Кстати, там, в приёмнике, я услышал от старшаков, что Макаренко был не только великим воспитателем беспризорных, но и великим растлителем их.
      (Фрагмент)

    Страничка создана 19 июня 2019.
    Последнее обновление 23 июня 2021.

Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2021.
MSIECP 800x600, 1024x768