Библиотека Александра Белоусенко

На главную

 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
История
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Японская лит-ра
Журнал "Время и мы"
 
Архив
 
О нас
 
Обратная связь:
belousenko@yahoo.com
 

Библиотека Im-Werden (Мюнхен)

Олег Греченевский. Публицистика

Отдав искусству жизнь без сдачи... Сайт о Корнее и Лидии Чуковских

Библиотека CEPAHH


 

Евгений Александрович ЕВТУШЕНКО
(1939-2017)

  ЕВТУШЕНКО, ЕВГЕНИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ (1933-2017), русский поэт, прозаик, киносценарист, кинорежиссер. Родился 18 июля 1933 на ст. Зима Иркутской области в семье геологов, мать впоследствии стала певицей. Рос в Москве, где с 1949 начал печатать стихи. В 1951–1957 учился в Литературном институте им. А.М.Горького (исключен за поддержку романа В.Д.Дудинцева Не хлебом единым), в 1952 стал самым молодым членом Союза писателей СССР.
  Начав с подражания пафосно-политизированной поэзии В.В.Маяковского (сборники Разведчики грядущего, 1952; Третий снег, 1955), в дальнейшем выработал собственный оригинальный поэтический стиль, сочетающий ораторскую публицистичность с органичностью бытовой лексики, патетику и лиризм, медитацию и сюжетность, ритмическую гибкость и высокое мастерство версификатора, уверенно чувствующего себя в любом стиховом «поле» – от верлибра до ямба, глубину размышлений о вечном и острую злободневность, интимную камерность и пафос гражданственности (сборники Шоссе энтузиастов, 1956; Обещание, 1957; Яблоко, 1960; Взмах руки, Нежность, оба 1962; Катер связи, 1966; Идут белые снеги, 1969; Дорога номер один, Поющая дамба, оба 1972; Интимная лирика, 1973; Отцовский слух, 1975; Утренний народ, 1978; Две пары лыж, 1982; Граждане, послушайте меня, 1989).
  Едва ли не самый яркий и, безусловно, самый читаемый русский поэт 20 в., Евтушенко, в сплетении традиций русской лирики «золотого» и «серебряного» веков с достижениями русского «авангарда», стал своеобразным поэтическим камертоном времени, отражая настроения и перемены в сознании своего поколения и всего общества. Один из вождей литераторов-«шестидесятников», собиравший наряду с А.А.Вознесенским, А.А.Ахмадулиной, Р.И.Рождественским и др. толпы на чтение своих стихов в Политехническом музее, Евтушенко сразу проявил себя как сын периода «оттепели», эпохи первого бескомпромиссного обличения культа личности Сталина (стихотворения И другие, 1956; Лучшим из поколения, 1957; Наследники Сталина, 1962), в противостоянии которым он, однако, не доходил до отрицания ценностей российского революционного движения, леворадикального сознания и комсомольского энтузиазма современных ему «строителей коммунизма» (поэмы Братская ГЭС, 1965; Казанский университет, 1970).
  В своем многоаспектном и многожанровом творчестве Евтушенко, всегда умело балансирующий на грани лояльности и оппозиционности, наряду с расхожими официозными (и тем не менее облагороженными силой художественного выражения) темами борьбы за мир (поэмы Мама и нейтронная бомба, 1982, Государственная премия СССР, 1984; Фуку, 1985) и мирового коммунистического движения (поэма в прозе Я – Куба, 1963, на основе которой по сценарию Евтушенко создан советско-кубинский кинофильм, 1964, реж. М.Калатозов и С.Урусевский; «кубинский» цикл – Интернационал, Разговор с МАЗ'ом, Три минуты правды, Архивы кубинской кинохроники, и др.; повесть в стихах Голубь в Сантьяго, 1978) свежо и сильно звучат темы повседневной жизни рядового труженика, народных воспоминаний о недавних боях с фашистами, собственного военного детства и «малой родины», бережного отношения к природе, исторического прошлого России (поэмы Станция «Зима», 1956; Ивановские ситцы, 1976; Северная надбавка, 1977; «Непрядва, 1980; стихотворения Свадьбы, Фронтовик, оба 1955; Баллада о браконьерстве, 1963, и др.).
  Особый пласт – протестная лирика Евтушенко, идущая в одном русле с его смелыми, особенно для в целом весьма благополучного во все советские времена литератора, гражданскими поступками (выступления в защиту «диссидентов» – А.Д.Синявского, Ю.М. Даниэля, А.И.Солженицына, И.А.Бродского, В.Н.Войновича и др., неприятие агрессии в Венгрии, Чехословакии, Афганистане и т.п., возмущение преследованиями творческого «инакомыслия» (стихотворения Танки идут по Праге, 1968; Афганский муравей, 1983; Баллада о стихотворении Лермонтова «На смерть поэта» и о шефе жандармов, 1963).
  Гуманистическая позиция Евтушенко, неизменно ориентирующая на взаимопонимание людей всех национальностей и рас, породила в его творчестве мотив «гражданина мира», отождествляющего себя с каждым сыном Земли, страдания которого будят его совесть («Я мыслю: я сегодня иудей...» – стих. Бабий Яр, 1961; «...глазами чеха или венгра взглянуть на русские штыки» – стих. Возрождение, 1971), постоянно сопоставляющего судьбу своего народа с судьбами Планеты, на всех континентах приветствующего освобождение от догм и предрассудков априорной отвагой творческого дара (поэма Снег в Токио, 1974), решительно при этом отвергая кровь и насилие (поэмы Коррида, 1967; Под кожей статуи Свободы, 1970).
  Поэтическая речь Евтушенко легко переходит от эпического повествования к диалогу, от насмешки к нежности, от самобичевания к исповедальности. Многие афористические строки Евтушенко стали хрестоматийными («Поэт в России – больше, чем поэт...», «Несчастье иностранным быть не может»). Психологическая тонкость и житейская мудрость проявляются и в многочисленных стихах Евтушенко о разных и всегда для него прекрасных женщинах – застенчивых влюбленных («...И говорила шопотом: / А что потом? А что потом?»), самоотверженных матерях («Роняют много женщины в волненье – / Но не роняют никогда детей...»), упрямых и стойких труженицах («Одеть, обуть, быть умной, хохотать...»); о друзьях – настоящих и мнимых, об одиночестве «больной» души (стих. Смеялись люди за стеной...).
  Один из провозвестников и трибунов «перестройки», во второй половины 1980-х годов Евтушенко много выступал с публицистическими статьями (в т.ч. ст. Притерпелость, призывающая к освобождению от порока терпеливого повиновения) и стихами (Пик позора, Страх гласности, Так дальше жить нельзя). В последующем усиление в его творчестве мотивов скепсиса и иронии объясняются естественным разочарованием в результатах перестроечных процессов, далеких от создания подлинно демократического общества (кн. Поздние слезы, 1995; поэма Тринадцать, 1996).
  Как прозаик, ориентированный на мемуарно-библиографическую документальность и интерес к сложным и спорным моментам современной истории, проявил себя в повести Перл-Харбор (1967), проецирующейся на события Второй мировой войны, и особенно в романе Ягодные места (1982), связанном с процессом «раскулачивания» в Сибири 1930-х годов, а также в многоплановом романе Не умирай прежде смерти (Русская сказка) (1993), включающим цикл Стихи из последней книги и сконцентрированном на драматических коллизиях периода «перестройки». В аналогичном контексте прочитываются осужденная партийными литераторами за «клевету» на советский строй Автобиография (1963, франц. изд.) и кн. воспоминаний Волчий паспорт (1998). Автор фантастической повести Ардабиола, нескольких рассказов, ряда очерково-публицистических книг.
  Многие стихотворные тексты Евтушенко стали основой музыкальных произведений, в т.ч. популярных песен Хотят ли русские войны, Вальс о вальсе, Бежит река, в тумане тает... Шаржи, эпиграммы и пародии поэта вошли в литературный обиход второй половины 20 в., Евтушенко осуществил также многочисленные переводы из поэзии разных народов (сб. Лук и лира. Стихи о Грузии. Переводы грузинских поэтов, 1959, и др.).
  Постоянные размышления Евтушенко о проблемах творчества, внимание к развитию отечественной стиховой культуры выразились в создании им антологии русской поэзии 20 в. Строфы века (на англ. яз. в США, 1993; на рус. яз. – 1995), в составлении, авторстве и редактировании многих сборников поэзии, поэтических теле- и радиопередач, в написании книги статей Талант есть чудо неслучайное (1980), в поэме Пушкинский перевал (1966) и т.д.
  Широко известный во всем мире современный русский поэт (переведен более чем на 70 языков мира, почетный член Американской академии искусств, действительный член Европейской академии искусств и наук), претендующий – при всех неумолкающих спорах вокруг его имени — на право быть одним из выразителей умонастроений своего народа и своей эпохи, Евтушенко, с той или иной степенью успеха, выступал как чтец (собственных стихов, а также А.А.Блока, Н.С.Гумилева, В.В.Маяковского и др.), актер, режиссер и сценарист (главная роль – К.Э.Циолковского в кинофильме С.Я.Кулиша Взлет, 1979; кинофильмы Детский сад, 1983; и Похороны Сталина, 1990; в обоих сценарий и режиссура Евтушенко), а также как фотохудожник (персональная выставка «Невидимые нити»); проявил себя и в качестве темпераментного общественного деятеля (один из сопредседателей, наряду с А.Д.Сахаровым, А.М.Адамовичем и Ю.И.Афанасьевым, первого массового движения российских демократов – общества «Мемориал»; народный депутат СССР последнего созыва).
  (Из энциклопедии "Кругосвет"; на третьем снимке с Булатом Окуджавой, на четвёртом - со Львом Копелевым)


    Произведения:

    Книга "Строфы века: Антология русской поэзии" (1999, сост. Евг. Евтушенко) (pdf 45,8 mb) – копия из библиотеки "Maxima Library" – ноябрь 2020

      В том включены стихи 875 русских поэтов. Впервые русская поэзия представлена с такой полнотой, без деления на «дореволюционную», «советскую», «эмигрантскую». Антология иллюстрирована портретами поэтов и снабжена обширным справочным аппаратом.
      (Аннотация издательства)

    * * *

      Как ни старайся быть объективным, кто-нибудь всегда будет недоволен.
      Эта антология не притворяется объективной. Подбор имён, стихов и особенно комментарии носят откровенно личностный характер. Не удивляйтесь, что некоторые комментарии к классикам короче, чем к современникам. Классика — это явление уже устоявшееся, определившееся, а в современниках нам иногда тяжко разобраться. Если вы заметите, что моя «врезка» к какому-нибудь второстепенному поэту втрое больше, чем, скажем, к Блоку, не подумайте, что я уверен в большем значении для литературы второстепенных поэтов.
      Читателям, которые привыкли к академическим информативным антологиям, некоторые мои комментарии могут показаться резкими. Но эта антология не комплиментарная,— аналитическая.
      Главная её тема сложилась сама собой: история через поэзию. С антологией русской поэзии иначе и быть не могло. «Поэт в России больше, чем поэт». Здесь и предреволюционные метания, и надежды нашей интеллигенции, и противоречивое отношение к революции, братоубийственная гражданская война, спасительная и одновременно разрушительная для национальной культуры эмиграция, строительство первых пятилеток, насильственная коллективизация, невиданный в истории предполпотовский самогеноцид, героическая борьба против фашистского палачества, соединённая с обожествлением палача собственного народа, оттепель, возвращение призраков из сталинских лагерей, танки в Будапеште, возведение Берлинской стены, наглый стук снятым башмаком в ООН, сытое чавканье болота застоя, снова танки — теперь уже в Праге, запихивание инакомыслящих в психушки, бессмысленная война в Афганистане, прорыв из застоя, гласность, возвращение Сахарова, его смерть, танки, окружающие Белый дом в августе 1991 года, наконец, те же танки, стреляющие по этому же Белому дому в октябре 1993-го.
      Лучшим русским поэтам в отличие от западных никогда не был свойствен герметизм. Даже Пастернак, считавшийся аполитичным, о котором Сталин со снисходительным презрением сказал: «Оставьте в покое этого небожителя», в конце жизни, независимо от своей воли, оказался в эпицентре политической борьбы.
      Русская поэзия взошла на почве сострадания, а сострадание при системе, где нельзя сочувствовать «врагам народа»,— это уже политика.
      «Мы не врачи — мы боль»,— сказал когда-то о роли русских писателей Герцен. Главный принцип отбора в этой антологии — по степени боли.
      Евгений Евтушенко


    Роман "Ягодные места" (doc-rar 269 kb) – прислал Александр Продан – июнь 2005

      Поэт Евгений Евтушенко уже давно работает и в жанре прозы.
      «Ягодные места» — роман многоплановый. Евгений Евтушенко попытался совместить сразу несколько идейно-стилевых пластов: традиционное живописание, агитационную публицистику, лирическую прозу, сатиру и даже фантастику. Здесь, как и в своей поэзии, он стремился высказаться по самым животрепещущим вопросам истории, современности, политики, литературы и морали.
      Основное действие романа происходит в наши дни в сибирской тайге, в геологоразведочной экспедиции. Действие ретроспективно переносится то в дореволюционную Сибирь, то в революционный Питер, то в деревню времён коллективизации.
      Несмотря на внешнюю мозаичность повествования, в романе есть крепкая связующая нить — мысль о взаимосвязанности людей разных профессий, разных стран, разных времён: все они составляют историю, народ, человечество.
      (Аннотация издательства)


    Рассказы: (doc-rar 46 kb) – подготовил А. Белоусенко – август 2003

    Предисловие автора
    "Моя первая избранная проза"
    Щели в перроне
    Четвёртая Мещанская
    Куриный бог
    Слух о моём самоубийстве

    Страничка создана 22 августа 2003.
    Последнее обновление 3 ноября 2020.

Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2020.
MSIECP 800x600, 1024x768