Îëåã Ãðåũåíåâņęčé

 

ČŅŌÎĘČ ÍĀØÅÃÎ “ÄÅĖÎĘÐĀŌČŨÅŅĘÎÃΔ ÐÅÆČĖĀ – 49-ĸ ũāņōü

 

 

Начнем прямо с того места, на котором мы остановились в прошлый раз.

 

Л. И. БРЕЖНЕВ – ПОДСТАВНОЕ ЛИЦО ЧЕКИСТСКОЙ МАФИИ

 

Эта версия объясняет многие вещи, которые раньше были совершенно непонятны. Например, почему первые заместители председателя КГБ, генералы Цинев и Цвигун, которых Брежнев будто бы приставил к Юрию Андропову как “своих людей”, для надзора и контроля – так ровным счетом ничего и не сумели сделать, чтобы не допустить захвата чекистской мафией всей власти в советской империи. А третий предполагаемый партийный надзиратель, партаппаратчик Виктор Чебриков, которого Брежнев перевел из Днепропетровска в руководство КГБ – так тот вообще, занимая пост заместителя председателя КГБ, стал ближайшим помощником и правой рукой Юрия Андропова. Так что чекистская мафия именно Чебрикову в декабре 1982 года, после смерти Брежнева, доверила пост председателя КГБ.

Но если предположить, что вся троица из “днепропетровского клана” была приставлена к председателю КГБ только для вида, чтобы успокоить всех партаппаратчиков страны ("госбезопасность находится под полным партийным контролем!”) – то тогда никакой загадки тут вообще нет.

Все историки сходятся на том, что Леонид Ильич не принимал фактически никакого реального участия в управлении государством, начиная примерно с середины 70-х годов – когда у него произошло резкое ухудшение здоровья. А некоторые из них даже пишут прямо, что Брежнев был тогда уже просто марионеткой – правда, при этом не уточняют, чьей конкретно, а обычно отделываются общими неопределенными фразами, типа: “был марионеткой своего аппарата” или “игрушкой своего ближайшего окружения”.

Наша версия будет более радикальная: мы утверждаем, что генеральный секретарь ЦК КПСС Брежнев был подставным лицом даже с самого первого дня своего правления, когда он еще был совершенно здоров и полон сил. Только тогда он это еще тщательно скрывал – и делал вид, будто он и на самом деле руководит страной. А его “ближайшее окружение” старательно подыгрывало в этом Брежневу. По свидетельству очевидцев, выглядело это приблизительно так: входит, к примеру, в апартаменты товарища Брежнева Юрий Андропов (к слову сказать, у него было право посещать Брежнева в любое время) с каким-нибудь срочным сообщением и докладывает: “Леонид Ильич, случилось то-то и то-то – и я предлагаю принять такие-то меры. Вы не возражаете?” И Леонид Ильич никогда в таких случаях Андропову не возражал. Не возражал он сходу никогда и всем остальным своим придворным сановникам, только им он иногда мог задержать свой ответ: “Мне тут надо немного подумать, посоветоваться”…

Читая мемуарную литературу, написанную соратниками и помощниками Брежнева, мне только один раз удалось обнаружить случай, когда Леонид Ильич в чем-то возразил Юрию Андропову: это когда летом 1982 года Андропов предложил арестовать за воровство и отдать под суд Сергея Медунова, первого секретаря Краснодарского крайкома. Тут у Брежнева просто сыграл инстинкт партаппаратчика, и он тогда заявил Андропову, что на таком ответственном партийном посту никого арестовывать нельзя – и поэтому нужно для начала перевести Медунова на должность заместителя министра (все равно, какого министерства). Так и было сделано, Медунова тогда назначили заместителем министра плодоовощного хозяйства. А потом Юрию Андропову было уже просто не до него – и в результате этого проворовавшегося партократа никто так и не арестовал, и он благополучно ушел в 1985 году на пенсию…

Дмитрий Волкогонов получил доступ в архив Брежнева и изучил все его записи в блокнотах, которые Леонид Ильич вел до конца своей жизни – по давней привычке партаппаратчика, боявшегося забыть какое-нибудь указание начальства. И, как Волкогонов пишет во втором томе своей книги “Семь вождей” (М., 1995), во всех этих записях Брежнева не оказалось ни единой какой-нибудь мысли о государственных делах. Брежнев только коротко фиксировал для памяти, когда и с кем из кремлевских сановников он повстречался. Зато там полно подробной информации о самом любимом и главном деле жизни товарища Брежнева – то есть о его увлечении охотой. Когда он съездил на охотничью базу, кого там подстрелил и т.д. У Леонида Ильича было порядка ста ружей – и весь этот арсенал им активно использовался для уничтожения многочисленной ручной живности, выращенной егерями в охотничьем хозяйстве. Еще можно тут отметить, что своего главного егеря Брежнев произвел в генералы и неоднократно награждал орденами – и это были, надо полагать, единственные собственные решения, которые он принимал тогда сам, ни с кем не советуясь. И на охоту Леонид Ильич ездил постоянно, даже когда уже ходить не мог – и последний раз он побывал на своей любимой охотничьей базе в Завидово буквально за день до своей смерти. Правда, ружье удержать в руках последние два года жизни ему было уже не под силу – так что стреляли тогда по его указанию охранники.

Всех этих перебитых им бесчисленных зверей, конечно, жалко – но ведь зато Леонид Ильич был первым из советских правителей страны, который никогда не убивал людей. Хотя даже Никита Сергеевич Хрущев этим же самым похвалиться не мог…

 

Что же касается Константина Устиновича Черненко, то с ним вопрос уже прояснился почти что окончательно: если уж сам Леонид Брежнев был всего лишь подставным лицом чекистской мафии – то его адъютант и верный помощник Черненко тем более был пустым местом. Это была только нарисованная фальшивая вывеска для партаппаратчиков: все в порядке – на самом верху сидит наш человек! Чтобы партийный аппарат страны не узнал раньше времени всю правду – и не взбунтовался...

Хотя на самом деле товарищ Черненко, прежде чем он перешел на партийную работу, был, можно сказать, почти что кадровым чекистом – поскольку в 1931-33 годах он служил в пограничном отряде в Казахстане, где хорошо себя проявил и был избран секретарем парторганизации. Тяжелая была там на самом деле служба: ведь как раз тогда в Казахстане был страшный голод, по причине только что прошедшей поголовной коллективизации. Поэтому тысячи людей тогда пытались спастись от голодной смерти в соседнем Китае, где в то время еще не было никакого социализма – а наши пограничники держали границу на замке и поливали эти толпы несчастных беглецов огнем из пулеметов… Зато в годы войны Константин Черненко уже никогда не брал в руки оружия, поскольку он занимался тогда партийной работой в тылу. А в 1948 году его перевели в Молдавию – и там он потом познакомился с Брежневым, которого в 1950 году назначили первым секретарем ЦК в этой республике. И с тех пор эти друзья уже никогда не расставались – и шли по своей партийной дорожке вместе.

 

Давайте лучше примерно прикинем, какие государственные сферы перешли под чекистский контроль еще при жизни Брежнева – и что вообще тогда оставалось в руках у партийного аппарата.

 

1. Госбезопасность.

Находилась вся полностью под контролем мафии внешней разведки еще с начала 70-х годов. Юрий Андропов после своего назначения председателем КГБ в течение нескольких лет расставил во главе всех управлений своих людей – и никто из приставленных к нему партийных цвигунов при этом даже не пикнул! Так что когда в ноябре 1982 года Андропов стал Генеральным секретарем, ему даже менять в руководстве КГБ практически никого не пришлось. Правда, генерал Цвигун еще в январе 1982 года загадочным образом будто бы застрелился – но зато генерала Цинева Юрий Андропов оставил на его ответственном посту. Так что Георгий Цинев ушел в отставку только при Горбачеве, в ноябре 1985 года. И единственное крупное перемещение в руководстве КГБ в конце 1982 года состояло в том, что вместо генерала Федорчука новым председателем КГБ стал тогда Виктор Чебриков. Но даже Федорчука Юрий Андропов не выкинул тогда на улицу – а напротив того, доверил ему довольно важный пост министра внутренних дел. И именно Виталий Федорчук, у которого всегда была репутация “человека Щербицкого” и верного сторонника партократов, провел тогда в руководстве министерства внутренних дел жестокую тотальную зачистку, в ходе которой чуть ли не на всех крупных постах вместо уволенных милицейских генералов были расставлены чекисты. Некоторые источники в Сети весь этот “чекистский десант” в руководстве МВД оценивают примерно в 150 человек. А общая численность уволенного при Федорчуке за несколько лет личного состава милиции составила будто бы около 100 тысяч человек…

Так что нашу прежнюю точку зрения на генерала Федорчука нам тоже придется поменять самым радикальным образом: этот деятель только прикидывался лучшим другом партаппаратчиков – а на самом деле он давно уже был тайным агентом мафии внешней разведки. Косвенное подтверждение этому можно также найти в послужном списке Виталия Федорчука. Он, правда, начинал свою карьеру в военной контрразведке – но зато ему пришлось одно время служить по этой части за границей: сначала в руководстве Особого отдела группировки советских войск в Австрии (1950-55 гг.), а позднее и в Восточной Германии (1963-67 гг.). А о том, что за этим может скрываться, мы уже подробно говорили в предыдущей части книги. Так что совсем не случайно в сентябре 1967 года новый председатель КГБ Андропов именно генерала Федорчука назначил начальником 3-го Управления КГБ, то есть всей военной контрразведки.

 

2. Вооруженные силы.

Руководство вооруженных сил страны находилось под контролем чекистской мафии, как минимум, с апреля 1976 года – с того самого дня, когда министром обороны был назначен Дмитрий Устинов, видный соратник Андропова.

Вот его краткая биография, согласно Википедии:

УСТИНОВ Дмитрий Фёдорович (1908 – 1984).

1934 год — окончание Ленинградского военно-механического института.

С 1937 года — инженер-конструктор, заместитель главного конструктора.

С марта 1938 года – директор Ленинградского завода ŦБольшевикŧ.

9 июня 1941 года – март 1953 года – нарком/министр вооружения СССР.

15 марта 1953 года – декабрь 1957 года — министр оборонной промышленности.

декабрь 1957 года – март 1963 года — заместитель Председателя Совета Министров СССР.

март 1963 года – март 1965 года — первый заместитель Председателя Совета Министров СССР.

март 1965 года – октябрь 1976 года — Секретарь ЦК КПСС по военно-промышленному комплексу.

29 апреля 1976 года – 20 декабря 1984 года — министр обороны СССР.

Член ЦК КПСС в 1952-84 гг., член Политбюро ЦК КПСС в 1976-84 гг. (кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС в 1965-76 гг.).

Маршал Дмитрий Устинов входил в неофициальное, Ŧмалоеŧ Политбюро, в котором участвовали старейшие и наиболее влиятельные члены руководства СССР: Брежнев, главный идеолог и второй человек в партии и государстве Суслов, председатель КГБ Андропов, министр иностранных дел Громыко. В Ŧмаломŧ Политбюро принимались важнейшие решения, которые затем формально утверждались на голосовании основного состава Политбюро, где голосовали иногда заочно. При принятии решения о вводе советских войск в Афганистан Устинов поддержал Брежнева, Андропова и Громыко, и ввод войск в Афганистан был решён.

Кроме того, Дмитрий Устинов поддержал кандидатуру Юрия Андропова на должность генсека, преодолев сопротивление внутрипартийных групп, желавших видеть на этом посту старого и больного Черненко.

Д. Ф. Устинов, простудившись во время показа новой боевой техники, умер 20 декабря 1984 года от скоротечного тяжёлого воспаления лёгких.

(В те времена была повальная смертность высокого начальства от “сердечной недостаточности” – и смерть Устинова на самом деле не была тут исключением. Так что Википедия здесь явно врет: поскольку другие, более компетентные источники утверждают, что на самом деле Устинов скончался тогда от сердечного приступа, случившегося с ним прямо на каком-то совещании – а воспаление легких у него было в сентябре того года. (http://nvo.ng.ru/history/2008-11-14/14_ustinov.html))

 

Дмитрий Устинов так сильно выдвинулся до войны благодаря массовым репрессиям 1937-38 годов – иначе он никогда не стал бы в возрасте всего 29 лет директором крупного военного завода, а в 32 года уже наркомом.

Мы видим в биографии Устинова единственную “зацепку” для чекистской мафии: он сделал первые шаги в своей карьере в военной промышленности Ленинграда, то есть в рамках ждановского клана. Притом есть некоторые основания считать, что и наркомом Дмитрий Устинов стал накануне войны благодаря протекции видного ждановца, председателя Госплана Николая Вознесенского – с которым у него были всегда потом очень хорошие отношения. Поэтому Устинов, надо полагать, так же как и Косыгин, был в свое время в списке потенциальных кандидатов на арест по “ленинградскому делу”. Но, похоже, что синицынская группировка в госбезопасности каким-то образом смогла тогда отстоять обоих этих ленинградцев от “необоснованных репрессий”.

 

3. Экономика.

На следующий же день после свержения Хрущева, 15 октября 1964 года новым Председателем Совета министров СССР был назначен Алексей Косыгин. Мы уже говорили об этом деятеле в предыдущей части книги: с большой долей вероятности Косыгин был тайным агентом мафии внешней разведки – которая и спасла его от почти неминуемой гибели во время “ленинградского дела”. Ведь в отличие от Дмитрия Устинова, который до своего переезда в Москву был в Ленинграде всего лишь директором завода, Алексей Косыгин перед тем как он попал в правительство, был председателем Ленгорисполкома – то есть Косыгин был очень видным представителем ждановского клана. Он даже был женат на родственнице Алексея Кузнецова, который всегда был правой рукой товарища Жданова. И есть свидетельства, что Косыгин в течение нескольких лет, вплоть до самой смерти Сталина, каждый день ожидал своего ареста… (внук Косыгина, Алексей Джерменович Гвишиани написал об этом в своей книжке)

Так что есть все основания считать, что с назначением Алексея Косыгина главой правительства – чекистская мафия получила тогда в свои руки рычаги от управления всей экономикой страны. И что показательно, чекисты немедленно этим воспользовались для проведения экономической реформы, которая хотя и была довольно робкой и половинчатой – но, тем не менее, все же была направлена на расширение хозяйственной самодеятельности предприятий и ослабление жесткой централизации экономики. Притом эта была чуть ли не первая такого рода экономическая реформа со времен ленинского НЭПа 1921 года!

Дальше мы лучше процитируем бывшего советского премьер-министра Валентина Павлова:

“…В сентябре 1965 года состоялся пленум ЦК КПСС, на котором выступил Алексей Николаевич Косыгин. Его доклад ŦОб улучшении управления промышленностью, совершенствовании планирования и усилении экономического стимулирования промышленного производстваŧ был, собственно, обнародованием программы реформ.

Как Председателя Совета министров, А.Н. Косыгина, естественно, не могло не тревожить замедление темпов роста производительности труда, медленное освоение новых мощностей, пассивное внедрение в производство открытий советских учёных.

После пленума был сделан ряд практических шагов по реализации Ŧкосыгинской реформыŧ. Так, были разработаны и отчасти внедрены в жизнь меры по расширению хозяйственной самостоятельности предприятий. Сократилось число показателей, утверждаемых сверху. Главным в оценке работы стал не общий объём произведённой продукции (валовая), а объём реализованной продукции. Впервые открыто заявили о необходимости упорядочения системы ценообразования, внедрения экономически обоснованных цен на продукцию промышленности и получения предприятиями прибыли.

Это было не чем иным, как открытым признанием значения товарно-денежных отношений в условиях социализма.

На каждом предприятии в целях развития производства и совершенствования техники, материального поощрения рабочих и служащих, улучшения условий их труда и быта были созданы поощрительные фонды, которые образовывались из отчислений от прибыли. Размер средств, оставляемых предприятиям, зависел от эффективности использования закреплённых за ними производственных фондов. Теперь каждому предприятию не спускалось Ŧсверхуŧ в директивном порядке, а рекомендовалось установить плату за его основные фонды и оборотные средства, ввести хозрасчётный принцип в отношениях с предприятиями-смежниками, повысить общую материальную ответственность за выполнение договорных обязательств по поставкам.

Рабочим и служащим за высокие показатели в работе начали выплачивать … единовременные вознаграждения в конце года (так называемая тринадцатая зарплата). Возникли фонды социально-культурных мероприятий и жилищного строительства.

Но что особенно важно, так это то, что практически впервые за все годы существования советской власти (исключая разве что период НЭПа) партийные органы перестали открыто вмешиваться в решение задач по переходу промышленных предприятий на новую систему планирования и экономического стимулирования.

К концу 1967 года число предприятий, перешедших на новую систему, достигло 7 тысяч. На них работало свыше 10 миллионов человек и вырабатывалось около 40 процентов всей произведённой в стране промышленной продукции. Одним словом, во всех отраслях народного хозяйства были созданы условия для завершения экономической реформы в масштабах страны, закладывались основы для плавного, эволюционного вхождения страны в рыночную экономику.

…С высоты дня нынешнего можно сколько угодно критиковать намечавшуюся реформу. Но о её несомненном достоинстве — нацеленности на раскрепощение производителей — можно и должно говорить во весь голос. И, тем не менее, сделав первые успешные шаги, она захлебнулась. Почему?

Чтобы ответить на этот вопрос, скажу несколько слов о расстановке сил в тогдашней экономической науке. Председатель Совета министров А.Н. Косыгин опирался на традиционную российскую экономическую школу. Он мог грамотно разобраться в существе взглядов тех или иных экономистов, привлечь к делу молодые, неординарные научные силы. Именно он взял в свою команду тогда ещё молодых Л. Абалкина и С. Ситаряна. Но не допустил к разработке и реализации реформы ни П. Бунича, ни С. Шаталина, ни Г. Попова, да и других популярных ныне экономистов. Как мне говорили сведущие люди, Косыгин считал их скорее популяризаторами чужих экономических воззрений, чем серьёзными самостоятельными исследователями. Но именно в результате их усилий постепенно сложилась, а затем в полную силу заработала Ŧэкономическая оппозицияŧ, взявшаяся за разработку так называемой СОФЭ — системы оптимального функционирования экономики.

Свою энергию Ŧсофэстыŧ направили не на созидательные цели, а на компрометацию Ŧкосыгинской реформыŧ. Это противостояние двух экономических команд уже в то время приняло ярко выраженный политический характер. ŦСофэстыŧ ставили в вину Косыгину то, что он заигрывает с Западом, совершает непростительные уступки ему, а значит, Ŧпредаётŧ социализм, Ŧперетаскиваетŧ на советскую почву чуждые народу идеи.

Оказавшись перед Ŧзапертой дверьюŧ в Совет министров, они пошли Ŧдругим путёмŧ — через аппарат ЦК КПСС, используя свои связи в партийной элите. Особенно усердствовали Арбатов и Шаталин.

Они-то и били по Ŧкосыгинской реформеŧ, обещая взамен разработать такую экономико-математическую Ŧмодельŧ, которая позволит Ŧвыиграть историческое сражение социализма с капитализмомŧ (из публикации Ŧсофэстовŧ).

То, что предлагали Ŧсофэстыŧ, было не чем иным, как плохо закамуфлированным лысенковским Ŧчудо-способомŧ, обещавшим мгновенное и лёгкое преодоление всех хозяйственных трудностей. Если Ŧкосыгинская реформаŧ ставила своей целью глубокое эволюционное реформирование отечественной экономики через её децентрализацию, то СОФЭ предлагала её ультрареволюционное разрушение по принципу Ŧдо основания, а затемŧ, что позже один из софэстов Гавриил Попов воплотит в жизнь — в начале 1990-х…

Бурная политическая деятельность Ŧсофэстовŧ, по мнению многих ныне здравствующих экономистов, катастрофически повлияла на социально-экономическое развитие страны, ускорив её переход в фазу застоя. СОФЭ привлекла к себе внимание высшего партийного руководства и, испугав его якобы надвигающейся сменой общественно-политической формации, резко затормозила начавшуюся реформу Косыгина.

Авторитет А. Косыгина в те годы был достаточно велик, чтобы не допустить профанации дела, инициатором которого он был. И хотя аппарат ЦК КПСС покровительствовал СОФЭ и его адептам, в итоге противостояния двух экономических команд была зафиксирована как бы Ŧничьяŧ: Ŧкосыгинская реформаŧ была свёрнута, но и СОФЭ не стала экономической доктриной КПСС. Не приходится удивляться, что, торпедировав Ŧкосыгинскую реформуŧ и не найдя в противовес ей ничего конструктивного, что шло бы дальше традиционных представлений о социалистической экономике, СОФЭ быстро захирела.”

(http://www.dostoinstvo.zolt.ru/index.php?module=articles&c=articles&b=1&a=48)

 

Не будучи экономистами по образованию, нам лучше не лезть в такие темные экономические дебри, чтобы обсуждать все эти проблемы по существу. Но с политической стороны этот конфликт между двумя командами реформаторов уже особой загадки не представляет: судя по персональному составу участников, это явно был спор между двумя фракциями внутри чекистской мафии. Получается, что чекисты сами еще толком не знали, что им делать – а партократы воспользовались их внутренними разногласиями и добились к началу 70-х годов прекращения всяких реформ в экономике вообще!

К тому же, как раз в начале 70-х годов начались разработки новых богатых месторождений нефти и газа в Западной Сибири – и нашей правящей верхушке тогда показалось, что все трудности в советской экономике теперь уже навсегда остались позади…

Еще специалисты отмечают, что на реформаторский порыв советского руководства очень сильное охлаждающее влияние оказали события в Чехословакии 1968 года. По нашей версии, чекистской мафии тогда еще явно хотелось, чтобы реформировалась только экономика – а в политике оставалась в основном прежняя тоталитарная система, без особых изменений. А в Чехословакии тогда все было совсем наоборот: во время “пражской весны” местные коммунисты-реформаторы во главе с Дубчеком начали с того, что ввели в стране полную политическую свободу и гласность – а до настоящих реформ в экономике дело тогда так и не дошло, все так и осталось фактически лишь на уровне споров и обсуждений. Пока на улицах чехословацких городов в августе 1968 года вдруг не появились наши танки…

 

Попробуем теперь из биографий этих боровшихся между собой экономистов выяснить, к каким конкретно фракциям внутри чекистской мафии они относились.

 

Начнем со сторонников “косыгинской реформы”. Итак, согласно Википедии:

 

АБАЛКИН Леонид Иванович (1930 – 2011) 

— российский экономист, доктор экономических наук, избран академиком АН СССР 23 декабря 1987 года. Окончил Московский институт народного хозяйства в 1952 году. С 1961 — ассистент, преподаватель, доцент, с 1966 — заведующий кафедрой политической экономии в Московском институте народного хозяйства.

В 1976-85 годах — профессор и заведующий кафедрой политической экономии АОН при ЦК КПСС.

В 1986-89 и в 1991-05 годах — директор Института экономики АН СССР/РАН.

В 1989 году был избран народным депутатом СССР от КПСС, но после назначения его в августе того же года заместителем председателя Совета министров сложил с себя депутатские полномочия. Член ЦК КПСС в 1990—1991. Автор одной из нашумевших программ перехода к рыночной экономике. С мая по декабрь 1991 года — советник Президента СССР Горбачева.

К российским демократам Абалкин относился резко отрицательно, видя в них лишь деструктивную силу рвущихся к власти карьеристов. Политику Ельцина называл Ŧпутём к капитализму и развалу Советского Союзаŧ. Заявлял, что России нужна не западная либеральная разновидность рынка, а социально ориентированная модель экономики, напоминающая китайскую. Летом 2000 года на заседании Госдумы выступил с критикой программы Германа Грефа, который, по мнению академика, Ŧпросто переписывает творения западных либеральных экономистовŧ.

 

СИТАРЯН Степан Арамаисович (1930 – 2009)

— советский и российский политический и государственный деятель, экономист. Член ЦК КПСС (1990-91). Окончил экономический факультет МГУ в 1953 году. Сотрудник Научно-исследовательского финансового института Министерства финансов СССР, директор этого института в 1970-74. Доктор экономических наук (1966). Академик АН СССР (1987).

Заместитель, первый заместитель министра финансов СССР в 1974-82. Первый заместитель председателя Госплана СССР в 1983-89, перешёл из минфина в Госплан в декабре 1982 года по инициативе Ю. В. Андропова. Заместитель Председателя Совета Министров СССР в 1989-90.

 

“Первая серьезная миссия в Госплане была связана с командировкой во главе комиссии из группы специалистов в Польшу. В тот период польские события вступили во вполне определенную фазу – либерализацию экономики и политики. И задачей группы был анализ деятельности руководства Польши и выработка рекомендаций для руководителя Польской Рабочей партии В. Ярузельского и Политбюро ЦК КПСС. Несмотря на давление из Москвы и указания не поддаваться либеральным влияниям, не отступать от принципов социализма, комиссия пришла к выводам, что Польская Рабочая партия должна перехватить лозунги ŦСолидарностиŧ, стать во главе реформ. Докладывая об этом руководству страны в партийных и правительственных кабинетах, Ситарян отмечал, что схожие проблемы экономического и политического реформирования могут возникнуть и в нашей стране, к этому надо готовиться, работать на опережение. И хотя его рекомендациям не последовали в полной мере, поездка в Польшу вошла в историю процессов трансформации социалистического общества под названием Ŧдесант Ситарянаŧ.

“На второй же день после избрания М.С. Горбачева Генеральным секретарем ЦК КПСС Степану Арамаисовичу было предложено стать его помощником и в этом качестве помочь сформулировать и реализовывать Ŧперестроечные процессыŧ. Чуждый всяким карьерным побуждениям, совершенно ему несвойственным, и понимая, что его отказ может повлечь за собой определенные и весьма негативные последствия, Степан Арамаисович все-таки отказался от этого предложения…”

“Одним из главных и, может быть, наиболее радикальных законов того периода был закон 1988 г. о кооперации в СССР. С.А. Ситарян – один из основных авторов, идейный вдохновитель этого закона. Именно он отстаивал положения данного закона в Политбюро ЦК КПСС.” (http://www.iam.org.ru/?sec=acad&page=sita)

 

Теперь мы перейдем к команде их конкурентов.

 

АРБАТОВ Георгий Аркадьевич (1923 – 2010)

 — советский и российский учёный в области международных отношений.

Окончил МГИМО в 1949. Доктор исторических наук, профессор, академик АН СССР.

В 1963-64 — заведующим сектором Института мировой экономики и международных отношений Академии наук СССР.

В 1964-67 — консультант, затем руководитель группы консультантов при Секретаре ЦК КПСС Юрии Андропове.

В 1967-95 — директор Института США и Канады АН СССР/РАН. Основатель этого научного учреждения, превратил его в крупнейший научный центр, осуществляющий комплексные исследования политических, военных, экономических и социальных проблем США и Канады.

Избирался членом ЦК КПСС (1981-91), кандидатом в члены ЦК (1976-81 гг.).

 

К этой очень скупой информации (там на самом деле даже фамилия Андропова не упоминается!) Википедия еще добавляет несколько ругательных характеристик от самых разных деятелей. Для нас здесь наиболее интересны два отзыва со стороны видных чекистов из московского клана КГБ:

Экс-председатель КГБ СССР Крючков В. А.: ŦАрбатов работал при разных руководителях страны. Им были довольны, относились с уважением. Но после серии его выступлений я понял, что это не тот человек, который может принести пользу нашему государству, который укрепляет наши отношения с Америкой не на паритетных, что называется, началах, а путем сдачи наших позиций. Кстати, он активно выступал против нашей армииŧ.

Экс-руководитель аналитического управления КГБ, бывший замначальника советской разведки генерал-лейтенант Леонов Н. С.: ŦУ нас существует целый институт США и Канады. Я его помню ещё по временам арбатовщины. Так мы называли это политическое явление по имени его тогдашнего руководителя Георгия Арбатова. Вот этот институт по своему уставу и призван изучать Соединённые Штаты со всеми их плюсами и минусами и давать рекомендации правительству: куда „долбать“ или, наоборот, куда не „долбать“, а использовать ситуацию для укрепления отношений. …Наш же институт занимался совсем другими делами. Советско-американскими отношениями. Не изучал США на предмет рекомендаций, как надо играть на внутренних американских противоречиях, как воздействовать на американское общество, на его национальные и социальные слои, а предлагал, скажем, построить газопровод „Северное сияние“. Из Тюмени к Мурманску. Информировал, что американцы под сжижающие газ заводы дадут кредиты. Или. Институт США и Канады занимался вопросом: надо или не надо выпускать евреев из СССР. Вот какова была сфера этого политиканствующего учёного, от которого не осталось ни учения, ни политикиŧ

 

ШАТАЛИН Станислав Сергеевич (1934 – 1997)

 — советский и российский учёный-экономист, академик АН СССР (1987).

Окончил экономический факультет МГУ в 1958 году, доктор экономических наук. Работал в Научно-исследовательском экономическом институте при Госплане СССР.

В 1965 году перешёл в Центральный экономико-математический институт (ЦЭМИ) АН СССР. С 1976 по 1986 годы работал во Всесоюзном НИИ системных исследований. С 1986 по 1989 годы — в Институте экономики и прогнозирования научно-технического прогресса АН СССР. В декабре 1989 года назначен членом Государственной комиссии по экономической реформе. В 1990 году возглавил рабочую группу по разработке программы перехода к рыночной экономике — программы Ŧ500 днейŧ. В 1995 году принял участие в создании избирательного объединения ŦМоё Отечествоŧ.

 

БУНИЧ Павел Григорьевич (1929–2001) 

— советский и российский экономист, народный депутат СССР, член-корреспондент РАН, депутат Государственной Думы первого и второго созывов.

Окончил экономический факультет МГУ в 1952 году.

С 1965 по 1970 год — заведующий лабораторией Центрального экономико-математического института АН СССР.

С 1970 по 1975 год — директор хабаровского комплексного НИИ, директор-организатор Института экономических исследований

С 1975 по 1990 год — заведующий кафедрой Московского института управления.

С 1990 года — проректор, с 1991 года — первый проректор Академии народного хозяйства при Совете Министров СССР (ныне — при Правительстве РФ).

В 1989 году был избран народным депутатом СССР от АН СССР, входил в Межрегиональную депутатскую группу.

С 1990 года возглавлял Союз предпринимателей и арендаторов СССР, преобразованный в Международный союз в 1993 году, являлся вице-президентом Российского союза промышленников и предпринимателей.

С февраля 1991 по 1993 год — член Высшего консультационно-координационного совета при Председателе Верховного Совета РСФСР, в дальнейшем Президентского Совета. В 1990–1991 годах состоял в ЦК КПСС. В 1991 году вошел в Политсовет Движения демократических реформ. В 1993 году стал создателем и председателем партии ŦДемократическая инициативаŧ. В 1996 году вошел в состав Совета общественно-политического движения ŦНаш дом — Россияŧ. В Государственную Думу первого созыва был избран в 1993 году по списку блока ŦВыбор Россииŧ, в Государственную Думу второго созыва в 1995 года как независимый кандидат; в Государственной Думе РФ второго созыва был членом Совета фракции ŦНаш дом — Россияŧ, председателем Комитета по собственности, приватизации и хозяйственной деятельности.

 

ПОПОВ Гавриил Харитонович (1936 г.р.)

— советский экономист и российский политический деятель.

Окончил экономический факультет МГУ в 1959 году. После окончания аспирантуры остался на научной работе на экономическом факультете МГУ: в 1963-73 годах — доцент кафедры планирования, заведующий лабораторией управления производством, с 1971 до 1978 года являлся заведующим кафедрой управления. С 1978 по 1981 год был деканом факультета. В 1980-е годы – профессор экономического факультета МГУ.

В 1988-91 годах — главный редактор журнала ŦВопросы экономикиŧ; в период перестройки публиковал материалы о социально-экономическом положении советского общества и необходимости его глубокого реформирования.

В марте 1989 года был избран народным депутатом СССР по квоте Союза научных и инженерных сообществ, стал одним из инициаторов создания Межрегиональной депутатской группы, 30 июня 1989 года был избран её сопредседателем. В марте 1990 года был избран депутатом Моссовета от блока ŦДемократическая Россияŧ, а 20 апреля того же года стал председателем Моссовета.

В июне 1991 года был избран первым мэром Москвы. Ушёл в отставку 6 июня 1992 года.

И в биографии Гавриила Попова в Википедии пропущен знаменитый Международный институт прикладного системного анализа (МИПСА) в Австрии, где он в 1978 году стажировался и даже чуть было не стал заместителем директора – но помешало тогда его назначение деканом экономического факультета МГУ.

Но здесь надо кое-что уточнить насчет позиции Гавриила Попова во время борьбы за косыгинскую реформу 60-х годов: похоже на то, что Валентин Павлов совершенно напрасно записал Попова в число самых ярых “софэстов”. Дело в том, что сам Гавриил Попов в своих воспоминаниях об этой войне между экономистами, категорически заявляет, что он всегда был против направления в экономической науке, именуемого СОФЭ – и даже называл его тогда “электронным фашизмом”! И нам представляется, что публичный политик все же не станет так нагло врать по поводу каких-то событий, когда еще живы многие очевидцы, которым ничего не стоит его уличить во лжи.

А отношения Попова с МИПСА можно ведь и так повернуть: да, хотели было его назначить в руководство этого международного института – но почему-то все же передумали в самый последний момент! К слову сказать, на предложенной ему вместо этого должности декана экономического факультета Гавриил Попов тоже долго не задержался: когда истек трехлетний срок контракта, то его отказались продлевать. Так что может быть и правда, что у этого выдающегося деятеля так и не сложились дружеские отношения с главными опорными пунктами команды “молодых экономистов” Гайдара.

Но и для Виталия Павлова мы тоже не видим никакой мотивации, чтобы ему сейчас возводить напраслину на Попова совершенно на пустом месте. Может быть, Гавриил Попов занимался в те годы какими-то изощренными интригами и заигрывал сразу с обеими враждующими группировками в экономической науке? Это было бы очень похоже на нашего отца демократии…

 

Еще будет нелишним здесь напомнить, что сам бывший премьер Виталий Павлов, который так горячо нахваливает теперь осторожную “косыгинскую реформу” 60-х годов, в августе 1991 года был “путчистом” – то есть, по нашей версии, он относился тогда к московскому клану чекистской мафии.

 

Теперь можно подвести итоги: в общем-то, если оставить в стороне очень скользкого и неуловимого чекистского демократа Гавриила Попова, то картина здесь складывается все же вполне однозначная: умеренные реформы Косыгина тогда поддержала группа экономистов из будущего московского клана КГБ. И лет через 20 на основе этой группы сформируется команда экономистов Явлинского, тесно связанная с Московским институтом народного хозяйства. А боролись с косыгинскими реформами в экономике (притом применяя при этом самые грязные, чисто совковые методы борьбы со своими научными оппонентами) главные отцы-основатели будущей проамериканской команды “молодых экономистов” Гайдара-Чубайса. Мы видим у них полный гайдаровский набор: экономический факультет МГУ, ВНИИСИ, ЦЭМИ и так далее.

Как мы видим, довольно острые противоречия между просоветской (то есть будущей московской) и проамериканской фракциями внутри пока еще единой (как будто бы) чекистской мафии ясно ощущались уже в середине 60-х годов. Но пока чекисты окончательно не задавили партийный аппарат, они старались все же сдерживаться и не доводить эти внутренние распри до окончательного раскола своей мафиозной группировки.

 

4. Внешняя политика.

Мы уже говорили об этом в предыдущей части книги: вся внешняя политика страны, причем как по линии аппарата ЦК КПСС, так и по мидовской линии – была фактически полностью отдана мафии внешней разведки еще при Хрущеве, в 1957 году. В этом году министром иностранных дел был назначен Андрей Громыко, Секретарем ЦК КПСС по международным делам стал Отто Куусинен, а заведующим Отделом ЦК по соцстранам – Юрий Андропов. Только здесь нужно одну довольно важную оговорку сделать: ведь отдав в руки чекистской мафии почти весь партийный и государственный аппарат, ведавший внешней политикой, Хрущев все равно оставил главное руководство в этой сфере лично за собой. Так что даже по самым важным и острым внешнеполитическим вопросам Никита Сергеевич иногда принимал свои собственные решения, наплевав на все советы своих помощников и соратников. Например, так было в 1962 году, когда Хрущев решил разместить советские ядерные ракеты на Кубе – и дело тогда лишь чудом не кончилось третьей мировой войной.

И совсем по-другому относился к таким делам генеральный секретарь Брежнев: все его советники и помощники в один голос утверждают в своих мемуарах, что Леонид Ильич во внешней политике совсем ничего не понимал и международными делами абсолютно не интересовался. Так что он только принимал участие в различных государственных церемониях (к примеру, зачитывал по бумажке: “Здравствуйте, уважаемая госпожа Индира Ганди!”). Вот тут уж действительно наступило полное и безраздельное господство чекистской мафии в сфере внешней политики страны.       

 

5. Ленинград.

Находился под контролем чекистской мафии, как минимум, с 1970 года – когда первым секретарем Ленинрадского обкома стал Григорий Романов, один из будущих главных соратников Юрия Андропова.

РОМАНОВ Григорий Васильевич (1923 – 2008)

Воевал связистом на Ленинградском и Прибалтийском фронтах (причем никакие другие подробности на эту тему никогда не сообщались). В 1953 году заочно окончил Ленинградский кораблестроительный институт. В 1946-54 конструктор, начальник сектора Центрального конструкторского бюро на заводе им.Жданова (Ленинград). В 1955-57 секретарь парткома, парторг ЦК КПСС на том же заводе.

В 1957-61 — секретарь, первый секретарь Кировского райкома КПСС г. Ленинграда. В 1961-62 секретарь Ленинградского горкома КПСС. В 1962-63 секретарь, в 1963-70 второй секретарь Ленинградского обкома КПСС.

С 16 сентября 1970 года по 21 июня 1983 года — первый секретарь Ленинградского обкома КПСС.

На 23-м и 24-м съездах КПСС избирался членом ЦК КПСС. В 1973-76 — кандидат в члены, в 1976-85 — член Политбюро ЦК КПСС. В 1983-85 — Секретарь ЦК КПСС по оборонной промышленности.

В общественном мнении воспринимался сторонником Ŧжёсткой линииŧ. Рассматривался как реальный претендент на пост генерального секретаря ЦК КПСС после смерти Ю. В. Андропова, однако в результате подковёрной борьбы фракций была принята компромиссная кандидатура — неизлечимо больной К. У. Черненко.

Указом Президента РФ Б. Н. Ельцина от 28 января 1998 Г.В. Романову была установлена персональная пенсия за значительный вклад в развитие отечественного машиностроения и оборонной промышленности.

Член Центрального консультативного совета при ЦК КПРФ.

 

Мы теперь должны пересмотреть наш взгляд на знаменитую историю о том, как чекисты воспользовались свадьбой младшей дочери Григория Романова, Натальи, которая была в 1974 году, и на которую будто бы забрали царский сервиз из Эрмитажа – и в начале 80-х годов на этой почве был раздут очень большой скандал, который сильно тогда ударил по репутации Романова. Раньше мы рассматривали этот случай как эпизод в борьбе между чекистами и партократами. А теперь придется оценить его совсем иначе: это, по всей видимости, было проявлением междоусобной борьбы между какими-то группировками внутри чекистской мафии. Причем мы видим, что Григорий Романов был кандидатом в наследники престола от военно-промышленного комплекса страны. А с чекистской стороны, вероятно, за его спиной стоял тогда 3-й Отдел ПГУ КГБ, в зоне ответственности которого находился Ленинград и Прибалтика. И если Григория Романова удалось бы в 1985 году протащить на пост Генерального секретаря, то вместо “жесткой линии” советскую империю, возможно, на самом деле ожидала бы перестройка в еще более радикальной и динамичной форме – чем это произошло потом при его политическом сопернике Михаиле Горбачеве. Во всяком случае, такой вариант нельзя исключать!

Такое утверждение может показаться совершенно невероятным для любого, кто имеет хоть малейшее представление о том, что собой представлял как личность Григорий Васильевич Романов: ведь если говорить без всякой дипломатии, то это был просто спесивый и очень злобный дурак – недаром его в свое время ненавидели все ленинградцы поголовно. Например, в этой истории с пресловутой свадьбой дочери Романова, очень показательно, что все жители Питера сразу же очень крепко поверили во все эти фантастические подробности (скорее всего, все же выдуманные): что свадьба была тогда с участием тысячи гостей, притом в Таврическом дворце – и что там “на счастье” расколотили царский сервиз, взятый из музея. Просто от Григория Романова население Питера ожидало тогда любой, даже самой невероятной глупости и подлости… И товарищ Романов, надо сказать, отвечал своим горожанам полной взаимностью в этих теплых чувствах: ведь недаром он ни разу не показался у нас в Питере с 1983 года, когда он переехал в Москву – и до самой своей смерти в 2008 году. В одном из своих последних интервью Романов с некоторым вызовом заявил журналистам, что он не видит никакой необходимости в том, чтобы ему навещать Ленинград. Хотя умный человек на его месте не стал бы открыто всем признаваться, что он не любит город, в котором он прожил больше 40 лет – и которым он руководил как первый секретарь обкома 13 лет… Так что Григорий Романов из-за своего закомплексованного характера (на почве очень невысокого роста, надо полагать) был действительно довольно неприглядной личностью. Но зато даже критики Романова отмечают, что по своим деловым и организаторским способностям он был очень неплохим руководителем: ведь недаром в годы его правления в Ленинграде развернулось широкое строительство – строились новые жилые районы, были введены в строй десятки станций метро и т.д. А для чекистской мафии именно деловые качества товарища Романова в первую очередь имели значение: так что надо полагать, если бы он был избран Генеральным секретарем и ему приказали начать перестройку – то он тут же, не задумываясь, быстренько провел бы все нужные чекистам демократические реформы. И конечно, Романов сделал бы все уж никак не хуже Михаила Горбачева, этого нерешительного и безвольного болтуна!

 

Кстати, насчет определения клановой принадлежности Григория Романова: правда, он сам лично после своей отставки никаким бизнесом не занимался, как правоверный и стойкий коммунист – но зато его старшая дочка Романова Валентина Григорьевна в 1998 году стала президентом очень крутого московского банка. Этот банк раньше носил название ŦМеждународный Банк Храма Христа Спасителяŧ – он был основан в 1991 году Московской патриархией (!) и примыкает вплотную к одноименному храму. Так что там всегда можно заодно и помолиться за спасение своей души…

В 2008 году этот банк сменил свое название на более скромное (хотя тоже довольно нетривиальное) “Банкхаус Эрбе” – и при этом его руководство осталось прежним. Причем, несмотря на свое нынешнее немецкое название, этот банк на самом деле не имеет никакого отношения к Германии. Видимо, российская компания просто хочет таким способом выдать себя за приличную европейскую фирму – и привлечь побольше клиентов… Банк этот по нынешним временам сравнительно небольшой, с собственным капиталом 20 миллионов долларов и 170 миллионов долларов активов. А Валентине Романовой принадлежит 20% акций этой фирмы. Еще 20% акций банка у ее сына Андрея Кулакова, то есть у внука Григория Романова… Так что, как мы видим, заслуги Григория Романова перед чекистской мафией были достаточно вознаграждены – и он не остался без куска хлеба на старости лет. Поскольку после своего ухода на пенсию в 1985 году Григорий Васильевич проживал потом вместе со своей дочерью Валентиной, в ее подмосковном особняке.

Очень интересен руководящий состав этого банка, поскольку в его совете директоров, помимо прочих деятелей, значатся:

1.              Гаврин Александр Сергеевич, бывший министр энергетики (с мая 2000 до февраля 2001 года) и бывший мэр города Когалым (1996-2000 г.) – то есть он родом из нефтяной империи ЛУКойла (буква “К” в названии этой фирмы). Что указывает на московский клан КГБ.

2.              Гайданов Олег Иванович – бывший заместитель генерального прокурора России (май 1994 – ноябрь 1995 года). Нынешний муж Валентины Романовой, но к числу собственников банка официально не относится.

3.              Пансков Владимир Георгиевич – бывший министр финансов России (с ноября 1994 по август 1996 года). Первый заместитель министра финансов СССР в 1987-91 гг., начальник Финансово-бюджетного управления Администрации Президента СССР в 1991. Пансков занимал руководящие посты в союзных структурах до самого последнего дня существования советской империи – а это тоже с большой долей вероятности указывает на московский клан.

Прежде в совете директоров банка также числился еще один бывший министр.

4.              Дондуков Александр Николаевич – бывший министр промышленности и науки (май 2000 – октябрь 2001 г.). Кроме того, Дондуков был членом Координационного совета Правительства Москвы по созданию новых видов транспорта – и занимал руководящие посты в некоторых других подобных транспортных структурах Москвы. Опять мы видим указание на московский клан чекистской мафии.

Мы категорически не верим, что дочка и внук Григория Романова самостоятельно, без всякой посторонней помощи, сумели бы стать миллионерами и купить себе банк у Русской Православной церкви. А это означает, что Григорий Васильевич относился к той же чекистской мафиозной группировке, что и вся его остальная семья – то есть к московскому клану КГБ.

То есть оказалось, что Михаил Горбачев и Григорий Романов в первой половине 80-х годов, когда между ними шла ожесточенная борьба за власть, оба принадлежали к одной и той же фракции мафии внешней разведки, из которой позднее образовался московский клан КГБ. Ничего удивительного в этом нет, поскольку будущий проамериканский клан был тогда еще так слаб, что он был еще не в состоянии всерьез бороться за власть над советской империей.

Вот “московские” чекисты и разбирались между собой: за Романовым, надо полагать, стояло тогда англо-скандинавское направление разведки – а за спиной Горбачева была его северокавказская мафия, то есть, скорее всего, наркоторговцы из южно-азиатского направления внешней разведки. Это все, что мы пока можем сказать по поводу этих внутренних распрей чекистской мафии. Может быть, тогда и в самом деле боролись между собой сторонники “жесткой линии” и “перестройки” – но мы об этом пока что ровным счетом ничего точно не знаем!

Еще к этому можно добавить, что московский клан КГБ никогда не был монолитной и сплоченной командой, где все и всегда действуют очень четко и слаженно, под единым руководством. Напротив того, эта мафиозная группировка до сих пор представляет собой довольно громоздкое и рыхлое образование – так что, скорее всего, она имеет свой главный руководящий орган конфедеративного типа, так сказать. Поэтому отдельные фракции в этой мафии могут время от времени даже устраивать грызню между собой. Например, группа Лужкова-Евтушенкова летом 1997 года устроила довольно серьезные разборки с руководителями ЮКОСа по поводу подмосковного топливного комплекса – и тогда дело дошло даже до трупов. Но все же вскоре эта свара была благополучно погашена и прекратилась.

Внутренние конфликты бывают в каждой большой банде – но когда начинается война с соседними бандами, то все эти распри между своими на время забываются…

 

6. Грузия.

Под контролем мафии внешней разведки с 1972 года – после того, как первым секретарем ЦК этой республики стал Эдуард Шеварднадзе.

ШЕВАРДНАДЗЕ Эдуард Амвросиевич (1928 г.р.)

1956-57 гг. — второй, в 1957-61 гг. первый секретарь ЦК ЛКСМ Грузии.

С 1961 по 1963 годы был первым секретарём Мцхетского райкома компартии, а затем с 1963 года первым секретарём Первомайского райкома партии Тбилиси. В период с 1964 по 1965 — первый заместитель министра по охране общественного порядка, с 1965 по 1972 министр охраны общественного порядка, затем — министр внутренних дел Грузинской ССР. В 1972 г. — первый секретарь Тбилисского горкома КП Грузии.

29 сентября 1972 года Эдуард Шеварднадзе был назначен первым секретарём ЦК Компартии Грузии. Шеварднадзе объявил о начале кампании по борьбе с коррупцией и теневой экономикой. За первые полтора года чистки кадров, он освободил от занимаемых постов 20 министров, 44 секретаря райкомов, 3 секретарей горкомов, 10 председателей райисполкомов и их заместителей, назначив на их места сотрудников КГБ, МВД и молодых технократов. По данным В. Соловьёва и Е. Клепиковой, за пять первых лет на новом посту, было арестовано более 30 тысяч человек, половина из которых являлись членами КПСС; ещё 40 тысяч были освобождены от своих постов.

В 1985-90 годах — министр иностранных дел СССР, с 1985 по 1990 — член Политбюро ЦК КПСС, с 1976 по 1991 — член ЦК КПСС.

20 декабря 1990 года с трибуны IV Съезда народных депутатов СССР Эдуард Шеварднадзе заявил о своей отставке Ŧв знак протеста против надвигающейся диктатурыŧ и в том же году вышел из рядов КПСС.

В ноябре 1991 года по приглашению Горбачёва вновь возглавил МИД СССР, но через месяц после распада СССР эта должность была упразднена.

В 1992 — председатель нелегитимного органа — Государственного Совета Республики Грузия. В 1992-95 гг. — председатель Парламента Республики Грузия.

5 ноября 1995 года в Грузии прошли президентские выборы, победу на которых одержал Эдуард Шеварднадзе, набрав 72,9% голосов.

9 апреля 2000 года переизбран президентом Республики Грузия, получив более 82% голосов избирателей, принявших участие в выборах.

2 ноября 2003 года в Грузии прошли парламентские выборы. 20 ноября ЦИК Грузии обнародовал официальные результаты парламентских выборов. Прошеварднадзевский блок ŦЗа новую Грузиюŧ набрал 21,32% голосов, ŦСоюз демократического возрожденияŧ — 18,84%. Противники Шеварднадзе сочли это Ŧиздевательствомŧ и открытой, тотальной фальсификацией. Сомнительность результата выборов стала причиной Революции роз 21-23 ноября. Оппозиция выдвинула ультиматум Шеварднадзе — уйти в отставку с поста президента. 23 ноября 2003 года Шеварднадзе подал в отставку.

 

Мы уже говорили об этом деятеле: Эдуард Шеварднадзе относится к проамериканскому клану КГБ – точнее говоря, к его “семейной” фракции.

 

7. Азербайджан.

Под контролем чекистской мафии после того, как в 1969 году эту республику возглавил кадровый чекист Гейдар Алиев.

АЛИЕВ Гейдар Алиевич (1923 – 2003).

С 1941 года Гейдар Алиев работал заведующим отделом в НКВД Нахичеванской АССР, а с 1944 года служил в системе органов госбезопасности. С 1948 года — начальник 5-го управления Министерства госбезопасности по Азербайджану. В 1956 году его назначили на должность заместителя начальника бакинского отдела КГБ. В 1960 году Алиев стал начальником Контрразведывательного отдела КГБ Азербайджанской ССР, а в 1964 году — заместителем председателя КГБ Азербайджанской ССР, которым был тогда С. К. Цвигун. 21 июня 1967 года Гейдар Алиев был назначен председателем КГБ Азербайджанской ССР в звании генерал-майора.

В июле 1969 года Алиев был назначен Леонидом Брежневым на должность Первого Секретаря ЦК Компартии Азербайджана. Гейдар Алиев добился некоторых успехов в борьбе против коррупции, достаточно большое количество людей были приговорено к тюремным срокам; в 1975 году пять заведующих колхозов и фабрик были приговорены к смерти за коррупцию в больших размерах. С его согласия КГБ и МВД Азербайджана арестовало в полном составе государственную торговую инспекцию Министерства торговли республики в количестве 24 человек.

С 5 марта 1976 по 22 ноября 1982 годы — кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС.

С приходом к власти Юрия Андропова, 24 ноября 1982 года Гейдар Алиев был назначен первым заместителем Председателя Совета Министров СССР.

На новом посту он курировал машиностроение, легкую промышленность и транспорт; в его ведении также находились культурная и образовательная сферы. С 22 ноября 1982 по 21 октября 1987 годы — член Политбюро ЦК КПСС.

С 1988 по 1990 годы Алиев — персональный пенсионер союзного значения. В связи с трагическими событиями 20 января 1990 года, Гейдар Алиев на следующий день провёл в Москве пресс-конференцию, на которой осудил ввод войск в Баку и обвинил Горбачёва в нарушении Конституции. Спустя время 4 февраля в газете ŦПравдаŧ вышла статья доктора медицинских наук В. Эфендиева по названием ŦАлиевщина или плач по „сладкому“ времениŧ. Уже 9 февраля Гейдар дал интервью газете ŦВашингтон постŧ, в котором подтвердил свои обвинения против Горбачёва и зачитал телеграмму Эфендиева, утверждавшего, что эта статья Ŧявляется вымыслом и клеветой, под которой я никогда не подписывалсяŧ.

3 сентября 1991 года Гейдар Алиев был избран председателем Верховного Совета Нахичеванской АССР. 8 сентября в Азербайджане прошли президентские выборы, на которых победил единственный кандидат Аяз Муталибов. Верховный Совет Нахичеванской Автономной Республики бойкотировал выборы.

3 октября 1993 года в Азербайджане прошли президентские выборы, победу на которых одержал Гейдар Алиев, набрав 98,8% голосов. Ситуация в стране продолжала оставаться тяжёлой: экономика страна была близка к краху, крайне острой стала проблема беженцев, а военные действия с Арменией не прекращались.

5 мая 1994 года парламентские структуры Азербайджана, Армении и НКР подписали Бишкекский протокол с призывом прекратить огонь в ночь с 8 на 9 мая 1994 года.

После того, как боевые действия были приостановлены, Алиев стремился подписать нефтяные контракты с западными компаниями. 20 сентября 1994 года правительство Азербайджана заключило “Контракт века” с крупнейшими мировыми нефтегазовыми корпорациям: BP, Amoco, Unocal, Exxon, ЛУКойл, Statoil (Норвегия), а также Государственной нефтяной компании Азербайджана, TPAO (Турция), Delta Nimir (Саудовская Аравия) – на крупномасштабную разработку месторождений в азербайджанском секторе Каспия.

11 октября 1998 года Гейдар Алиев был переизбран на пост президента страны, набрав 76,1% голосов избирателей.

8 июля 2003 года президента поместили в турецкий военный госпиталь. В том же месяце Гейдар, находившийся на лечении, и его сын Ильхам стали кандидатами на пост президента страны. 2 октября по государственному телевидению Азербайджана было зачитано обращение Гейдара Алиева к народу, в котором он заявил, что снимает свою кандидатуру в пользу сына. На состоявшихся 15 октября президентских выборах победу одержал Ильхам Алиев.

 

У нас нет практически никаких сомнений, что Гейдар Алиев относился к проамериканскому клану КГБ – и в этом была главная причина его столкновения с Михаилом Горбачевым в октябре 1987 года, когда ему пришлось уйти в отставку со всех своих государственных и партийных постов. Но “семейный” он был или “питерский” – с этим надо еще разбираться особо.

 

8. Свердловская область.

С 1976 года первым секретарем Свердловского обкома был Борис Ельцин. В декабре 1985 года его назначили первым секретарем Московского горкома. Находясь на этом посту, Борис Николаевич в октябре 1987 года вступил в острый конфликт с Михаилом Горбачевым – и в ноябре этого года был снят. Но Горбачев все же оставил тогда Ельцина на ответственной работе, учитывая его чистосердечное раскаяние в допущенных ошибках – и в феврале 1988 года Ельцин возглавил Госстрой СССР.

Мы теперь толкуем весь этот эпизод, как столкновение будущих проамериканского и московского кланов чекистской мафии. Причем Бориса Ельцина нужно причислить к агентам влияния проамериканского клана КГБ – точнее говоря, его “семейного” крыла. И не случайно в то же самое время, в октябре 1987 года был исключен из Политбюро Гейдар Алиев, другой крупный представитель проамериканского клана.

Но почему тогда же не был изгнан из правительства министр иностранных дел Эдуард Шеварднадзе? Видимо, он был еще нужен московскому клану – из-за своих крепких связей с администрацией США. И вообще, московский клан КГБ осенью 1987 года был еще не готов к полному расколу и открытой войне с проамериканской фракцией чекистской мафии…

 

9. Томская область.

С 1965 до 1983 года первым секретарем обкома был Егор Лигачев, видный деятель андроповского клана.

ЛИГАЧЕВ Егор Кузьмич (1920 г.р.).

В 1953-55 годах работал начальником управления культуры, а в 1955-58 — заместителем председателя Новосибирского облисполкома. В 1958 году был избран первым секретарем Советского райкома КПСС Новосибирска, а 1959 секретарём Новосибирского обкома КПСС.

С 1961 по 1965 год работал в аппарате ЦК КПСС в должности заместителя заведующего отделом пропаганды и агитации, заместителем заведующего партийных органов и заместителем заведующего отделом пропаганды и агитации ЦК КПСС по РСФСР.

С 1965 до 1983 год Лигачёв был первым секретарём Томского обкома КПСС. Член ЦК КПСС с 1976 по 1990 год (кандидат в члены ЦК КПСС в 1966-76 гг.).

В 1983 году по предложению Генерального секретаря ЦК КПСС Ю. В. Андропова назначен заведующим отделом ЦК КПСС (1983-85). В декабре 1983 года был избран секретарем ЦК КПСС (1983-90). Член Политбюро ЦК КПСС в 1985-90 годах.

В марте 1985 года поддержал кандидатуру М. С. Горбачева на должность Генерального секретаря ЦК КПСС. В 1985-88 годах являясь секретарем ЦК КПСС по идеологии, фактически был вторым человеком в партии и государстве. Являлся одним из инициаторов и проводников перестройки до 1988 года.

Народный депутат СССР, депутат Государственной Думы 3-го созыва (старейший). В 1999 г. избран депутатом Государственной Думы РФ от Томской области.

 

Вне всяких сомнений тот факт, что перестройка началась при активном участии Егора Лигачева. Но потом он вызвал на себя огонь тотальной критики со стороны сторонников более решительных преобразований – и московскому клану КГБ пришлось летом 1990 года отправить товарища Лигачева на пенсию, благо ему к тому времени уже было 70 лет. Но он тогда ушел без всякого шума и скандала – и пока Горбачев оставался у власти, не позволил себе ни единого слова критики в его адрес. Во всяком случае, публично – поскольку пару критических писем в Политбюро он тогда все же написал…

 

При желании можно было бы продолжить и дальше этот перечень захваченных чекистами министерств, регионов страны и всего прочего. Но поскольку общая картина экспансии чекистской мафии, происходившей в брежневскую эпоху, и так уже выглядит достаточно ясной – то нам можно пока на этом остановиться.

Так что там еще оставалось под контролем партийных функционеров, не входящих в чекистскую мафию – например, где-нибудь в конце 70-х годов? Наша версия будет такая: если брать самый верхний государственный уровень того времени – то практически вообще ничего! У партийного аппарата оставался лишь тот средний и нижний уровни управления страной, до которого у чекистов тогда просто еще не дошли руки: второстепенные министерства и ведомства, большинство обкомов, почти все райкомы и парткомы предприятий и т.д.

Что же касается, например, милиции, которую с сентября 1966 до декабря 1982 года возглавлял министр Николай Щелоков, то здесь все было на самом деле просто. Если уж сам Брежнев был всего лишь подставным лицом чекистской мафии – то и весь его “днепропетровский клан”, к которому принадлежал еще с довоенных времен Щелоков, тоже был только фикцией. И сам генерал Щелоков мог быть лишь пустым местом – так что чекисты держали его на министерском посту только для вида. А когда этот деятель стал больше не нужен для чекистской мафии – то его тут же выгнали на улицу. А в декабре 1984 года Николая Щелокова еще и исключили из партии за воровство – после чего он покончил с собой. Причем это была тогда чисто показательная расправа с фактически безвредным пенсионером, которая уже не была вызвана напрямую потребностями борьбы за власть: просто чекисты устроили себе тогда пиар в рекламных целях, как теперь принято выражаться – и поднимали в глазах населения страны свой авторитет на этой непримиримой борьбе с коррупцией. Хотя, разумеется, товарищ Щелоков в свое время открыто пользовался своим служебным положением и наворовал довольно много – но в те годы это было вполне обычным делом и само по себе уже не являлось достаточным предлогом для репрессий…

Кстати, если кто-то сомневается, что милиция тогда расценивалась гораздо ниже по своему значению в жизни страны, чем КГБ, то вот такая небольшая справка: министр внутренних дел Щелоков был всего лишь членом ЦК КПСС (с 1968 до 1983 года) – и в то время этот руководящий орган партии насчитывал уже свыше 300 человек. А председатель КГБ Андропов стал кандидатом в члены Политбюро уже через месяц после своего назначения на этот пост – в июне 1967 года. А в апреле 1973 года Юрий Андропов стал уже и полноправным членом Политбюро – причем действующий руководитель госбезопасности впервые достиг тогда такого ранга в партийной иерархии (Берия стал членом Политбюро лишь в 1946 году, после того как он уже был освобожден от руководства органами госбезопасности).

Из действующих министров и руководителей ведомств после 1976 года вообще только эти трое друзей были тогда в брежневском Политбюро: Андропов, Громыко и Устинов. А когда к ним присоединялись еще Брежнев и Суслов, то тогда образовывалось так называемое неформальное “малое Политбюро”, которое и решало все самые важные государственные вопросы. И потом на “большом Политбюро” все эти решения просто формально утверждались, уже без особого обсуждения. По крайней мере, так утверждает Википедия – и мы на этот раз с ней вполне согласны.

Вот, кстати, подходящий повод поговорить и о товарище Суслове, который согласно официальной иерархии считался вторым человеком в стране, после Генерального секретаря ЦК Брежнева. А когда Леонид Ильич после середины 70-х годов окончательно впал в маразм и стал уже совершенно недееспособным, то именно Михаила Суслова многие тогда считали реальным руководителем государства – и некоторая доля правды в этом была. Вот его биография, согласно Википедии:

СУСЛОВ Михаил Андреевич (1902 – 1982).

После рабфака Михаил в 1928 году окончил Московский институт народного хозяйства им. Г. В. Плеханова.

1931-34 — работал в аппарате Центральной контрольной комиссии ВКП(б) и Наркомата Рабоче-крестьянской инспекции (ЦКК-РКИ)

1936 — в Комиссии советского контроля при СНК СССР.

1937-39 — заведующий отделом в Ростовском обкоме ВКП(б).

1939-44 — первый секретарь Ставропольского крайкома ВКП(б).

1946 — сотрудник аппарата ЦК ВКП(б). Руководитель отдела внешней политики ЦК ВКП(б) (1946-49, 1953-54 гг.).

С 1947 года — секретарь ЦК, заведующий отделом агитации и пропаганды ЦК.

1949-50 — главный редактор газеты ŦПравдаŧ.

В октябре 1952 года был избран членом Президиума ЦК КПСС, но уже после смерти Сталина, в марте 1953 года, выведен из его состава.

С 1955 до конца жизни вновь член Президиума (Политбюро) ЦК КПСС, отвечал за идеологические вопросы.

В 1964 году был деятельным участником смещения Н. С. Хрущёва, после этого политическая роль секретаря ЦК Суслова резко возросла.

 

Летом 1942 Суслову было поручено возглавить подполье и партизанское движение Ставропольского края.

В конце 1944 был направлен в Литву и возглавил Бюро ЦК ВКП(б), наделенное чрезвычайными полномочиями и ставшее высшей властью в республике. Выступал за ужесточение репрессивных мер по отношению к Ŧврагам народаŧ, боролся с Ŧбуржуазным национализмомŧ, Ŧлесными братьямиŧ, насаждал колхозы. ŦОправдав доверие партииŧ, Суслов в 1946 был переведен на работу в Москву, где стал секретарем ЦК ВКП(б) и вошел в число Ŧверных соратниковŧ И. В. Сталина.

С 1948 он стал одним из вдохновителей, а потом руководителем кампании борьбы с космополитизмом. После смерти Сталина встал на сторону нового партийного лидера — Н. С. Хрущева. Поддерживая Хрущёва, в 1955 он включился в критику В. М. Молотова и был восстановлен в Политбюро, снова став одним из самых влиятельных лидеров государства.

Во время событий в Венгрии в 1956 Суслов поехал в Будапешт и после неудачных переговоров с венгерским руководством настоял на решении о вводе советских войск в Венгрию для подавления антикоммунистического восстания.

В начале шестидесятых у Суслова начались трения с Хрущёвым. Во время отстранения Хрущёва от власти Суслов делал доклад на Пленуме ЦК, в котором критиковал ошибки Хрущёва.

При Брежневе роль Суслова в партии возросла, в его ведении была идеология, культура, цензура, образование. Суслов был инициатором гонений на интеллигенцию, поднявшуюся после хрущёвской Ŧоттепелиŧ, имел репутацию "догматика" и "консерватора". В 1979 он входил в число руководителей, принявших решение о вводе советских войск в Афганистан.

После смерти Суслова его обязанности в Политбюро были переданы Ю. В. Андропову, до того возглавлявшему КГБ СССР.

 

На наш взгляд самым решающим, переломным моментом в карьере Михаила Суслова, после которого он из глухой провинции попал в Москву, в самое высшее партийное руководство – стала его служба в Литве в качестве главного партийного наместника, с конца 1944 до марта 1946 года. За всю Прибалтику тогда отвечал секретарь ЦК Жданов – и он же был с 1945 года главным партийным руководителем по части идеологии. Так что резкий рывок в карьере Суслова произошел тогда по той причине, что он попал в ждановский клан, в этом нет никаких сомнений. Что вполне могло всего через несколько лет подвести его и под расстрел по “ленинградскому делу” – но как-то тогда обошлось!

В одной из частей книги мы как-то упомянули, что, по мнению историков, Григорий Романов будто бы входил в так называемый “ленинградский анклав” в брежневском Политбюро – куда так же входили Косыгин и Суслов. Насчет Суслова у нас тогда было некоторое недоумение: вроде бы этот государственный деятель никакого отношения к Ленинграду никогда не имел. Но теперь этот вопрос несколько прояснился: Михаил Суслов относился точно к таким же случайно уцелевшим осколкам от ждановского клана, как и настоящие ленинградцы Косыгин и Устинов – и как бывший карельский партаппаратчик Андропов.

Нам попался такой интересный факт, который некоторым образом подтверждает гипотезу о существовании “ленинградского анклава” в Политбюро: когда летом 1968 года советское руководство решало вопрос о вводе войск на территорию Чехословакии, то против этой силовой акции высказались тогда только два члена Политбюро – Суслов и Косыгин (Григория Романова еще там не было: он стал кандидатом в члены Политбюро лишь в 1973 году). Зато Юрий Андропов был тогда самым ярым сторонником военного вторжения и “наведения порядка”…

По нашей гипотезе, в Литве товарищ Суслов стал тайным агентом синицынской группировки во внешней разведке, действовавшей на скандинавском направлении – поскольку именно это подразделение разведки курировало всю Прибалтику. Но вполне возможно, что на самом деле дружба с внешней разведкой НКГБ у Суслова завязалась еще в Ставрополье – когда он с лета 1942 года возглавлял там местный штаб партизанского движения. Этим обстоятельством можно объяснить последовавшую потом ответственную командировку Суслова в Литву.

После смерти Сталина в карьере Михаила Суслова произошел некоторый спад: его тогда вывели из состава Президиума ЦК КПСС. Источники считают, что причиной понижения в должности стали неприязненные отношения между Сусловым и Маленковым. Но Михаил Суслов вскоре с лихвой наверстал все упущенное, поскольку он дважды сделал удачный политический выбор: сначала, когда стал самым ярым сторонником Хрущева – а потом, когда активно помогал мафии внешней разведки во время его свержения с престола в октябре 1964 года.

Но, похоже, что никакие заслуги перед чекистской мафией уже не помогли товарищу Суслову, когда его пост второго секретаря ЦК КПСС в 1982 году понадобился самому Юрию Андропову – как промежуточная ступенька перед должностью Генерального секретаря. Разумеется, в возрасте 80 лет вполне можно было и своей собственной смертью умереть, но все же Михаил Суслов, будучи до этого совершенно здоровым, по настоятельному совету кремлевских врачей лег тогда на обследование – и вдруг скончался 25 января 1982 года. Хотя умер он будто бы от инсульта, а не от пресловутой “сердечной недостаточности” – но все равно, как-то уж подозрительно вовремя...

 

Теперь мы можем подвести итоги: как оказалось, мафия внешней разведки тайно захватила власть в государстве еще в октябре 1964 года – когда был свергнут с престола Никита Хрущев и главой государства стал Леонид Брежнев, марионетка чекистской мафии. А отсюда следует, что и весь этот заговор против Хрущева был на самом деле спецоперацией мафии внешней разведки. Правда, здесь нужно немного уточнить: к 1964 году Хрущевым были уже недовольны почти все его прежние соратники, в том числе и те партократы, которые не принадлежали к чекистской мафии – и все они содействовали чекистам в тайном заговоре по его свержению. Но от всей этой “случайной публики” чекисты постепенно избавились – и уже примерно через 10 лет в руководстве страны остались в основном только те вполне послушные деятели, против которых чекистская мафия ничего не имела (если избегать тут более резких и категорических словечек, вроде “тайной агентуры госбезопасности”)…

Причина, по которой чекисты не начали свою “перестройку” сразу же, то есть еще на 20 лет раньше – на наш взгляд, в основном заключалась в том, что в 1964 году они взяли под свой тайный контроль только самую верхушку пирамиды власти в партии и в государстве. Но для проведения глубоких реформ в стране, направленных против партийного аппарата, этого было явно недостаточно. И вот только для того, чтобы в основном упрочить свой фундамент власти, чекистской мафии понадобилось больше десяти лет.

Все равно здесь получается нестыковка: ведь “застой” при тайном господстве чекистской мафии продолжался как минимум до 1987 года, то есть целых 23-х лет!

Вполне возможно, что главная причина полного бездействия чекистской мафии, начиная с середины 70-х годов, состояла в том, что руководство этой мафиозной группировки тогда раздирали внутренние противоречия: одни чекисты были за радикальные реформы в экономике – тогда как другие опасались, что это может закончиться для советской империи катастрофой и полным распадом. А что касается демократических реформ, то в то время их всерьез еще не желала ни одна большая фракция в чекистской мафии. Недаром главным идеологом страны в те годы был товарищ Суслов, настоящий ископаемый динозавр из сталинской эпохи!

 

ОТ АНДРОПОВА ДО ГОРБАЧЕВА:

ИДЕЙНЫЕ РАЗНОГЛАСИЯ ВНУТРИ ЧЕКИСТСКОЙ МАФИИ

 

Вообще говоря, чекисты явно не хотели просто тайком перехватить власть у партийного аппарата, а потом ровным счетом ничего с этой захваченной властью не делать – и продолжать и дальше загнивать в том болоте “развитого социализма”, которое теперь носит название “эпоха застоя”. А если бы даже и захотели, то с этим уже ничего бы не вышло: поскольку жесткое противостояние с американской супердержавой не оставляло для советской империи никаких шансов на выживание – притом неблагоприятный финал этой игры можно было ожидать уже в самом недалеком будущем. Наша экономика больше уже не выдерживала гонки вооружений, особенно когда пошла борьба не за то, у кого будет больше танков или самолетов – а в ход пошли качественно новые, наукоемкие виды вооружений, которые требовали для своего производства самых передовых технологий. Советская тоталитарная система была лишь способна, да и то при помощи невероятных усилий и жертв со стороны населения, обеспечить, к примеру, на необходимом уровне выплавку чугуна или добычу угля – но по части науки и внедрения самых передовых технологий наш режим был уже явно слабоват, по сравнению со странами Запада. И тут не спасала даже научно-техническая разведка: ведь что толку было воровать чертежи и образцы новых американских вооружений – если советская промышленность была уже не в состоянии даже просто скопировать всю эту технику!

В общем, все руководители нашей чекистской мафии, судя по всему, были согласны в том, что просто оставлять все как есть, уже невозможно – и что нужно было что-то делать с советской экономикой. А вот насчет всего остального внутри чекистского руководства явно были очень острые разногласия: это показал и провал с проведением половинчатой “косыгинской реформы”, и драматическая история с вышедшим из под контроля чехословацким экспериментом 1968 года.

Решение этой проблемы просто не имело такого идеального решения, которое всех бы устроило в нашей правящей верхушке. Ведь любая радикальная реформа, которая установила бы свободные, рыночные финансовые отношения в экономике – неизбежно вела к сепаратизму и распаду советской империи по национальному признаку. Когда чекисты это ясно осознали, то они разделились на две фракции: одни считали, что ну и бог с ней, с советской империей, она все равно свое уже отжила – надо наплевать на все и строить капитализм у себя в России! А для других было важнее спасти если и не весь братский лагерь стран социализма (что было уже явно нереально) – то хотя бы сам Советский Союз, состоящий из 15 республик. Вот та чекистская фракция, которая была готова пожертвовать всей советской империей, лишь бы довести до конца рыночную реформу в экономике – она и образовала проамериканский клан чекистской мафии. Тут уже вполне понятно, по какой причине союз с американской мафией спецслужб был для этой мафиозной группировки совершенно неизбежен: поскольку здесь мы видим полное совпадение интересов с американцами – на всем постсоветском пространстве. По крайней мере, это тождество интересов с Соединенными Штатами наблюдалось на первоначальной стадии построения чекистской “демократии” в России – а потом уже началось некоторое охлаждение отношений между нашей правящей верхушкой и американской администрацией…

Ну а “патриотическая” фракция чекистской мафии трансформировалась в нынешний московский клан КГБ – который проиграл проамериканской мафии КГБ по всем статьям и сейчас влачит жалкое существование.

 

Попробуем теперь проследить в хронологическом порядке, как все эти идейные разногласия внутри чекистской мафии привели сначала к борьбе между фракциями – а потом закончились полным и окончательным расколом на два враждебных клана.

 

Итак, утром 10 ноября 1982 года охранники обнаружили Брежнева мертвым в постели – и почему-то в доме нашего официального главы государства не оказалось тогда ни врача, ни даже дежурной медсестры. Хотя Леониду Ильичу было уже 75 лет и его здоровье было уже не блестящее…

А 12 ноября этого года на внеочередном Пленуме ЦК КПСС новым генеральным секретарем был единогласно избран Юрий Андропов.

 

22 ноября 1982 года состоялся уже очередной Пленум ЦК КПСС – и Андропов там предложил утвердить такое решение Политбюро: ввести новую должность – Секретаря ЦК по экономике. И назначить на нее Николая Рыжкова, который прежде был первым заместителем председателя Госплана. Одновременно в аппарате ЦК КПСС создавался новый Экономический отдел – который тоже возглавил Рыжков.

В своих мемуарах (“Десять лет великих потрясений”, М., 1995) Николай Рыжков вспоминает, что в начале декабря 1983 года Юрий Андропов вызвал его к себе вместе с Михаилом Горбачевым – тот был тогда Секретарем ЦК по сельскому хозяйству, но уже достиг ранга члена Политбюро. И как об этом несколько неопределенно говорится в книжке Рыжкова, Андропов тогда предложил им вместе работать над проблемами экономики. Причем из дальнейшего текста следует также, что Андропов, скорее всего, поручил этим двум партаппаратчикам возглавить подготовку новой экономической реформы – хотя Рыжков почему-то избегает сказать об этом прямо, а предпочитает разные косвенные намеки! (стр.40)

Почему товарищ Рыжков напускает здесь туман, это не совсем понятно. Ведь главный тезис его книги как раз и состоит в том, что настоящим автором будущей перестройки был Юрий Андропов. Причем Андропов хотел тогда провести замечательную экономическую реформу в рамках социалистического строя – а Михаил Горбачев, когда пришел к власти, то он сделал будто бы все не так и тем самым угробил социализм в нашей стране. Причем за настоящие реформы Горбачев на самом деле взялся только в 1987 году – а до этого, дескать, занимался разной ерундой, вроде “госприемки” или своей знаменитой тотальной борьбы с алкоголизмом. И ведь наш советский алкоголизм в этой жестокой битве одержал полную победу – но зато удар по бюджету страны был нанесен тогда страшный: Рыжков оценивает общие убытки экономики от этой антиалкогольной кампании в 67 миллиардов рублей за три года (стр.101). В итоге всех таких шараханий из стороны в сторону Михаил Горбачев будто бы и загубил перестройку – и сам развалил Советский Союз…

Что характерно, в воспоминаниях Рыжкова почти ничего не сказано (кроме пары довольно неопределенных фраз на стр.62) даже о знаменитой “секретной комиссии Политбюро”, которой Андропов получил разработать план экономической реформы – то есть о той комиссии Тихонова-Рыжкова, которую реально возглавлял сам Николай Рыжков! Вместо этого Рыжков только глухо упоминает о состоявшихся тогда неких “многочисленных совещаниях в ЦК по вопросам экономики с участием ученых”, которые он проводил вместе с Горбачевым – и при этом избегает называть фамилии этих ученых… Откуда бы у Николая Ивановича взялась такая непонятная заботливость о сохранении секретов давно развалившейся советской империи? Допустим, в середине 90-х годов, когда были опубликованы его мемуары, еще никто ничего толком об этой “комиссии Политбюро” не знал – но ведь вскоре гайдаровцы сами проболтались о своем участии в этом проекте Андропова, и все довольно подробно расписали. А Рыжков все равно все их откровения проигнорировал – и даже в своих недавних интервью на тему о перестройке по-прежнему так ни одного слова и не сказал о пресловутой комиссии Тихонова-Рыжкова! Причина всей этой конспирации Рыжкова, на наш взгляд, заключается в том, что этому крутому патриоту просто теперь стыдно признаться, что когда-то именно под его руководством “молодые экономисты” из команды Гайдара-Чубайса работали над проектом экономической реформы. Причем, учитывая, что ни Рыжков, ни Горбачев, ни даже “научный руководитель” этой комиссии Джермен Гвишиани в экономической теории ровным счетом ничего не смыслили, то весь этот секретный документ из 120 страниц состоял фактически только из того, что там написали эти молодые кандидаты наук!

Но комиссия Тихонова-Рыжкова была учреждена лишь в начале 1984 года – а до этого, в июле 1983 года на Политбюро было принято два постановления ЦК относительно расширения экономических прав предприятий. Николай Рыжков считает, что эти постановления и положили начало “практической перестройке в народном хозяйстве” (стр.47). Причем это все вводилось с 1 января 1984 года сначала в виде эксперимента – поскольку на новый способ ведения хозяйства тогда переходили только два союзных машиностроительных министерства и три более мелких республиканских министерства на Украине, в Белоруссии и Литве. “Мы намечали так: пройдет год, появятся результаты, и к этим предприятиям присоединятся другие” (стр.48).

Рыжков подчеркивает в своих мемуарах, что Юрий Андропов в 1983 году постоянно интересовался у него, как идет эта подготовка к экономической реформе. Причем задавал иногда самые неожиданные вопросы – например, как-то был такой вопрос в области внешней экономики: “Узнайте и подробно изложите мне механизм работы концессий, совместных предприятий” (стр.50). Вот, оказывается, когда чекисты уже обдумывали всю свою будущую механику по тотальному вывозу капиталов из нашей страны на Запад!

Притом у нас нет сейчас полной уверенности, что Юрий Андропов и та группировка чекистской мафии, чьи интересы он представлял на посту Генерального секретаря – вообще собирались ограничиться крутыми преобразованиями только в области экономики. Если вокруг сравнительно безобидного вопроса по экономической реформе чекисты приняли такие строгие меры по соблюдению режима секретности, что уже тогда говорить о предполагаемых будущих демократических реформах! Мы уже говорили на эту тему: правду в этом деле очень трудно теперь установить, поскольку мнения даже ближайших соратников Юрия Андропова тут очень резко расходятся. Например, Владимир Крючков написал в своих мемуарах, что у Андропова никогда даже в мыслях ничего такого не было, типа введения в стране демократии. И напротив того, Виктор Чебриков как-то заявил одному журналисту, что Юрий Владимирович однажды поделился с ним своей идеей относительно проведения реальных выборов в Верховный Совет, с несколькими кандидатами на каждое депутатское место.

А недавно нам как-то попалось еще одно подтверждение некоторых демократических устремлений Андропова – правда, оно тоже косвенное, но все же выводит нас из области исключительно одних только темных слухов. Речь идет о книге Федора Бурлацкого “Вожди и советники” (М., 1990). Здесь Бурлацкий рассказывает (на стр.266), как еще в начале 1964 года его вместе с другими сотрудниками из аппарата ЦК отправили на госдачу, как было принято тогда в таких случаях, для написания проекта новой Конституции. Будто бы Хрущев задумал тогда радикальное изменение советской политической системы. Так вот, по свидетельству Бурлацкого, ему удалось тогда настоять на включении в этот документ даже проведение альтернативных выборов во все Советы – посредством выдвижения нескольких кандидатов на одно место! И это еще не все: “Одно из главных предложений состояло в установлении президентского режима и прямых выборов народом главы государства” (стр.267). И так далее, все остальные либеральные идеи Бурлацкого мы здесь перечислять уже не будем. Хотя вообще-то в те годы такого рода проекты расценивались как чистой воды буржуазная антисоветчина – за которую согласно советскому уголовному кодексу полагалась тюрьма. Поэтому мы никак не верим, будто Федор Бурлацкий, который хотя и был тогда либералом, но все же сидеть в лагерях за антисоветизм никогда не собирался – чтобы он мог решиться на такой крутой шаг без ведома и согласия Секретаря ЦК Андропова, на которого он тогда работал, как руководитель его группы советников.

И самое интересное тут немного дальше: “Хрущев в целом одобрительно реагировал на наши предложения. К сожалению, работа над новой Конституцией была оборвана из-за его падения”. После чего Бурлацкому уже расхотелось продолжать свою работу в аппарате ЦК – и в начале 1965 года он решил вернуться обратно в журналистику. А на посту руководителя консультантской группы его тогда сменил Георгий Арбатов. Кстати сказать, по словам Бурлацкого, Юрий Андропов отнесся тогда к его уходу довольно болезненно – и посчитал этот поступок чуть ли не предательством…

 

Но лучше вернемся к началу 80-х годов. Похоже, что мы теперь уже никогда точно не узнаем, чего на самом деле хотел тогда добиться Генеральный секретарь Андропов. Осуществить свои задуманные реформы Юрию Андропову так и не удалось, поскольку уже 9 февраля 1984 года он скончался. И 13 февраля этого года на Пленуме ЦК все единогласно проголосовали за избрание Генеральным секретарем больного и немощного старца Константина Черненко.

Раньше мы рассматривали этот эпизод в духе теории Елены Клепиковой и Владимира Соловьева, и считали, что главными соперниками в борьбе за трон после смерти Юрия Андропова были его соратники Михаил Горбачев и Григорий Романов. Но из-за этой внутренней междоусобицы внутри андроповского клана чекистам пришлось отложить на некоторое время обе свои кандидатуры – и согласиться на компромисс с партийным аппаратом. Сейчас мы расцениваем избрание Генеральным секретарем товарища Черненко совсем иначе: поскольку этот деятель был точно таким же подставным лицом чекистской мафии. А у партийного аппарата к началу 80-х годов давно уже не было никаких своих настоящих кандидатов на высшие государственные посты.

Что интересно, сам Григорий Романов считал, что Константин Черненко всегда был его врагом – и что именно он способствовал широкому распространению по партийным каналам клеветы насчет знаменитой свадьбы дочери Романова. А возможности для этого у Черненко были неограниченные – поскольку он в те годы был заведующим Общим отделом ЦК КПСС, который занимался внутрипартийной информацией. Есть также свидетельства и о том, что после своего избрания Генеральным секретарем, товарищ Черненко на заседании Политбюро твердо настоял на том, чтобы именно Михаил Горбачев впредь вел заседания Секретариата ЦК – то есть фактически занял второй по значению пост в государстве. Хотя некоторые представители старой партийной гвардии (вроде Тихонова) были тогда недовольны таким стремительным возвышением Горбачева…

Теперь что касается комиссии Тихонова-Рыжкова. Точной даты, когда эта секретная комиссия была создана, нам в Сети обнаружить так и не удалось. Там есть только такое несколько неопределенное указание, что это событие произошло где-то в начале 1984 года – то есть, надо полагать, что еще при жизни Андропова. Но некоторые гайдаровцы, которые участвовали в создании документов этой комиссии, вспоминают, что они приступили к этой деятельности весной этого года – и что летом 1984 года работа над проектом экономической реформы шла полным ходом. То есть уже в период правления якобы твердолобого партократа Черненко!

Более того, Николай Рыжков в своей книге утверждает (на стр.59), что в тех случаях, когда для продолжения его подготовительной реформаторской деятельности уровня Секретариата ЦК было уже недостаточно, то именно товарищ Черненко по его просьбе ставил тогда те или иные решения на утверждение в Политбюро.

Успешно продолжался тогда и эксперимент в народном хозяйстве, запущенный 1 января 1984 года – и на охваченных им предприятиях заметно возросла производительность труда и прочие показатели (стр.61).

“Время шло, надо было “освятить” ход эксперимента решением Политбюро, чтобы спокойно двигаться дальше. В августе 84 года “освящение” произошло без каких-то особых сопротивлений. Ход эксперимента, как водится, одобрили и предложили в 85 году подключить к нему объединения и предприятия еще двадцати одного министерства” (стр.62).

Так что у команды “молодых экономистов” Гайдара-Чубайса к началу 1985 года были еще все основания надеяться на то, что их рекомендации будут учтены руководством страны – и что уже полностью подготовленная ими реформа вскоре начнет осуществляться. А сокрушительный удар по этим своим светлым надеждам гайдаровцы получили, когда весной 1985 года после смерти Черненко новым Генеральным секретарем стал Михаил Сергеевич Горбачев, наш великий перестройщик.

Об этом в Сети есть сравнительно недавние воспоминания самого Егора Гайдара. Покойный Гайдар рассказывал тогда об этом примерно так: Джермен Гвишиани, научный руководитель проекта экономической реформы, в один прекрасный день сообщил ему, что он побывал на каком-то заседании на высшем уровне в ЦК – и что там на этом проекте поставили окончательный крест. Оказывается, кремлевские партократы пришли к выводу, что никакой план построения рыночного социализма им вообще больше не нужен! Точной даты, когда он узнал эту новость, Гайдар в этом интервью не сообщил, но ее легко установить по одной его фразе. Дескать, пришел он тогда весь расстроенный домой, включил телевизор – а там выступление Михаила Горбачева на совещании в ЦК КПСС по научно-техническому прогрессу. И среди его потока разной пустопорожней болтовни Гайдар будто бы уловил какие-то намеки на то что, может быть, некоторые реформы в экономике со временем все же будут. Но это в данном случае неважно – а сейчас имеет значение, что доклад Горбачева на этом научно-техническом совещании состоялся 11 июня 1985 года.

 

Дальнейший ход событий в годы правления генерального секретаря Горбачева мы уже подробно разбирать не будем – это уже многократно делалось историками и по нашей теме там мало интересного материала. Скажем только коротко, что вместо настоящей экономической реформы Горбачев поначалу выдвинул в 1985 году старый дедовский лозунг “ускорения”. То есть, как высмеивали его публицисты, надо было делать все то же самое, только быстрее… Ничего нового здесь не было: при Сталине все это уже было, только тогда это называлось “выполним пятилетку за четыре года!”

А поскольку делать все быстрее советская экономика могла только за счет резкого падения качества продукции, то Горбачев вскоре предложит ввести так называемую госприемку готовой продукции – еще одна чисто административная мера, которая тоже закончилась полным провалом.

И только после того, как советская экономика фактически одновременно получила целую серию тяжелых ударов, которые полностью подорвали финансовую систему страны – только тогда наша правящая верхушка где-то с 1987 года очень нерешительно и непоследовательно взялась за реформы в народном хозяйстве.

Причем первый удар по экономике советской империи тогда сознательно нанесла администрация США: в декабре 1985 года американцы уговорили правительство Саудовской Аравии резко увеличить добычу нефти. И в итоге всего через несколько месяцев мировые цены на нефть упали в три раза – так что советский нефтяной экспорт на Запад вообще перестал тогда окупаться.

Второй удар произошел в апреле 1986 года: взрыв на Чернобыльской АЭС.

А третий, самый страшный удар кремлевская верхушка нанесла по нашей экономике уже сама, по своей собственной дурости: это была антиалкогольная кампания в той совершенно идиотской форме, в которой предложил ее проводить в мае 1985 года секретарь ЦК товарищ Лигачев. Причем здесь финансовые убытки бюджета за три года многократно превысили все прямые затраты по ликвидации последствий чернобыльской катастрофы. Да и число граждан, погибших тогда в стране от употребления разных алкогольных суррогатов было неизмеримо больше, чем погибло от радиации в Чернобыле…

 

Интересные события по нашей теме начались в самый последний год существования Советского Союза – когда произошел окончательный раскол чекистской мафии на два враждебных клана. Но об этом мы лучше поговорим позднее – а пока поставим здесь точку.

  

 4.04.2012 Îëåã Ãðåũåíåâņęčé