Библиотека Александра Белоусенко

На главную

 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
История
Биографии и ЖЗЛ
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Журнал "Время и мы"
 
Архив
 
О нас
 
Обратная связь:
belousenko@yahoo.com
 

Библиотека Im-Werden (Мюнхен)

Олег Греченевский. Публицистика

Отдав искусству жизнь без сдачи... Сайт о Корнее и Лидии Чуковских

Мы выкладываем только те книги, которых ещё нет в интернете или которых нет в свободном доступе; есть такие ресурсы (и их много), которые требуют оплату, регистрацию, номер телефона. Мы считаем это неприемлемым, так как при этом книгу всё равно невозможно скачать, взамен приходит нечто и компьютер предупреждает об опасности. В нашей библиотеке всё просто — заходи и скачивай. Мы не даем оценки книгам — хорошая или плохая, достойная или нет. Читать её или не читать — дело ваше. Единственный критерий, которым мы пользуемся — есть книга или нет её в интернете, можно ли её скачать.

    июль 2019

    10 августа 2019

  • Игорь Гергенрёдер:

    — Воспоминания «Участник Великого Сибирского Ледяного похода» (2019) (html 4 mb) — текст содержит фотографии из семейного архива

      Где побывал, что видел и что понял российский немец, родившийся в 1902 году и умерший в 1990-м.
      Кого назвали белыми. Чацкий, Евгений Онегин — порождение фон Гольштейн-Готторпов (псевдо-Романовых). Андрей Болконский — подлец. О каких крысах сказал Александр Грин. Предшественник Воланда. Шпик-рецидивист Серый Волк. Кинофильм «Бег» с неграмотным есаулом. Империя лжи.
      (От автора)

    * * *

      "Чем это кончилось в СССР, мы знаем – полнейшим экономическим крахом и распадом страны. Казалось бы, опыт мы приобрели. Но… «народ безмолвствует», ищет развлечений. Когда я вижу ржущую до изнеможения толпу на пошлых эстрадных концертах, а это тупое ржание и пошлый юмор тиражируются миллионами телевизоров, когда вижу бесстыдных девиц, по тому же телевизору смакующих свои сексуальные приключения, слышу о том, что в школе уменьшено количество часов, отпущенных на изучение литературы, – у меня возникает ощущение, что кто-то очень хочет вновь превратить народ в стадо… «Мы пустим неслыханный разврат, пьянство, сплетни… мы всякого гения потушим в младенчестве…» А народ – в большинстве своем – эту тухлую наживку с радостью хватает".
      (Фрагмент)


    16 августа 2019

  • Стефан Цвейг:

    — Книга "Триумф и трагедия Эразма Роттердамского" (1977, пер. с нем. М. Харитонова, вступит. ст. и примеч. Б. Пуришева, рис. Л. Зусмана) (pdf 15,7 mb)

      Стефан Цвейг написал увлекательную и, можно сказать, проникновенную книгу о выдающемся нидерландском гуманисте эпохи Возрождения Дезидерии Эразме Роттердамском (1469-1536), которого наши читатели хорошо знают как автора «Похвалы глупости» и других произведений, привлекающих блеском ума и остротой мысли. На рубеже XV и XVI веков в течение ряда десятилетий Эразм пользовался огромным влиянием в передовых кругах Европы. Его слова ценились на вес золота. В них воплощался дух новой ренессансной культуры, победоносно шествовавшей по европейским странам. Основы этой культуры были заложены еще в XIV веке в Италии, в творениях Петрарки и Боккаччо — первых великих гуманистов нового времени. Там начался процесс освобождения человека от средневекового мировоззрения, подчинённого церковной догме и сословно-корпоративным нормам. Там классическая древность, озарённая языческими мифами, впервые стала боевым знаменем гуманизма, школой эстетического совершенства и высокой человечности. Со второй половины XV века возрожденческая культура широко распространяется по Европе, чтобы в XVI веке выдвинуть таких гигантов, как Рабле, Сервантес, Шекспир, Коперник и Бэкон...
      (Из аннотации издательства)


    17 августа 2019

  • Борис Кузнецов:

    — Книга "«Она утонула...»: Правда о «Курске», которую скрывают Путин и Устинов" (2013) (pdf 26,8 mb)

      Во втором издании книги автор по-прежнему считает основной версией гибели подлодки «Курск» взрыв перекисно-водородной торпеды и детонацию боезапаса и приводит новые доказательства в её подтверждение, в том числе факты умышленного сокрытия командованием ВМФ России, Северного флота и Главной военной прокуратурой неудовлетворительной подготовки корабля и экипажа к выходу в море, конструктивные недостатки проекта 949А, о которых умалчивает генеральный конструктор ЦКБ «Рубин» Игорь Спасский. Речь идёт о подлоге документов, касающихся обучения экипажа в Центре подготовки моряков-подводников и состояния торпедного оружия. Опровергаются версии столкновения «Курска» с американскими субмаринами, атаки подводного крейсера российскими надводными кораблями и ракетными установками наземного базирования, которые возникли или были растиражированы после выхода первого издания книги.
      На страницах второго издания описывается фантасмагорическая история появления дополнительного постановления следователя Артура Егиева, в котором признаются практически все доводы защиты и ставятся под сомнение основополагающие экспертизы Виктора Колкутина и Сергея Козлова. Пересматривается роль некоторых руководителей страны, флота и органов расследования, определивших судьбу уголовного дела по факту гибели «Курска» и продолжающих скрывать правду от общества.
      Автор применяет нестандартные формы документального повествования – виртуальные перекрёстные допросы и очные ставки, формулирует обвинения, производит своё образное патологоанатомическое вскрытие состояния российского флота на фоне трагедии «Курска».
      (Аннотация издательства)


    19 августа 2019

  • Дональд Кин:

    — Книга "Японская литература XVII-XIX столетий" (1978, перевод с английского А. Долина, И. Львовой, Т. Редько; стихи в переводе А. Долина, В. Марковой) (pdf 50,3 mb)

      Книга даёт развернутую картину развития японской литературы XVII-XVIII и первой половины XIX в., когда литература, преодолев узкие средневековые рамки, приобрела популярный демократический характер, породив целую плеяду блестящих авторов.
      Автор рисует яркие портреты Басё, Сайкаку, Тикамацу и других известных писателей Японии.
      (Аннотация издательства)

    * * *

  • Мацуо Басё:

    — Сборник "Стихи" (1985, перевод с японского В. Марковой) (pdf 9,4 mb)

      Поэтическое наследие, оставленное Мацуо Басё, включает в себя хокку и «сцепленные строфы». В числе его прозаических сочинений — дневники, предисловия к книгам и отдельным стихам, письма. Они содержат в себе немало мыслей Басё об искусстве. Кроме того, ученики записали его беседы с ними. В этих беседах Басё выступает как своеобразный и глубокий мыслитель. Он основал школу, совершившую переворот в японской поэзии. Среди его учеников были такие высокоодаренные поэты, как Кикаку, Рансэцу, Дзёсо, Кёсай, Сампу, Сико.
      Нет японца, который не знал бы на память хотя бы несколько стихотворений Басё. Появляются новые издания его стихов, новые книги о его творчестве. Великий поэт с годами не уходит от своих потомков, а приближается к ним.
      По-прежнему любима, популярна и продолжает развиваться лирическая поэзия хокку (или хайку), фактическим создателем которой был Басё.
      Читая стихи Басё, следует помнить одно: все они коротки, но в каждом из них поэт искал путь от сердца к сердцу.
      (Из предисловия переводчика)

    * * *

  • Японская любовная лирика:

    — Сборник "Японская любовная лирика" (1988, перевод со старояпонского Анны Глускиной, художник Г. Клодт) (pdf 14,8 mb)

      Японская любовная лирика занимает большое и важное место в японской поэзии. Ещё в древности, во время народных обрядовых хороводов, которые совершались для получения обильного урожая и заканчивались брачными играми на полях, в перекличках мужского и женского хора впервые родились песни любви и сохранили навсегда глубокую органическую связь с природой. Поэтому японская любовная лирика тесно переплетается с пейзажной, и любовные чувства передаются обычно через образы природы того или иного времени года или в связи с ними. Лирика чувств и лирика природы образуют гармоническое слияние и тонкое взаимопроникновение.
      В японской старинной любовной лирике обычно не воспевается внешняя красота возлюбленной или её душевные качества. Здесь не было создано, как в Западной Европе, «культа прекрасной дамы». Любимая была всегда та, с которой вместе любовались луной, цветами, алыми листьями клёна, выпавшим снегом, красивыми видами природы. Во время такого любования стало обычаем сочинять стихи и выражать в них своё восхищение или раздумья, связанные с природой.
      Сообщить тому, кого ты любишь, о расцвете цветов возле своего дома означало просьбу о свидании, ожидание прихода любимого человека.
      В любовных песнях цветок сливы, вишни, гвоздики, камелии и другие цветы и травы часто являются метафорой возлюбленной. Позже её образ ассоциируется также с жемчужиной и яшмой. Нередко в песнях говорится о желании сорвать алые листья клёна, чтобы дать полюбоваться любимой или любимому, о желании показать живописные места природы.
      Принято было вместе с возлюбленной сажать деревья, цветы, загадывая о будущем совместном счастье.
      В песнях любви часто встречаются унаследованные от народных любовных заговоров образы трав и раковин с народными названиями: трава — «скажи-своё-имя», раковины — «позабудь-любовь» и т. п., которое используются уже в качестве художественного приёма.
      Одним из распространенных мотивов песен является обращение к девушке с просьбой назвать своё имя. Открыть юноше своё имя для девушки значило доверить ему свою судьбу, дать согласие на любовь, на брак.
      (Из комментариев А. Глускиной)


    20 августа 2019

  • Спартак:

    Тодор Харманджиев. Роман "Спартак — фракиец из племени медов" (1990, перевод с болгарского Виктора Викторова) (pdf 11,3 mb)

      Восстание под руководством Спартака началось с бунта гладиаторов. Гладиаторы представляли собой категорию рабов, игравших одну из самых унизительных ролей в Древнем Риме. Зрелище умиравших в бою на сцене людей ценилось там очень высоко и устраивалось часто. Этими людьми и были гладиаторы. Они сражались и умирали на больших и малых общественных аренах и даже в частных домах, чтобы доставить удовольствие богатым и бедным римлянам, наслаждавшимся этим жестоким зрелищем. Побеждать или погибать эффектно считалось особым искусством, поэтому гладиаторов обучали в специальных школах. В 74 г. до н. э. в одной из таких школ в городе Капуа был раскрыт заговор гладиаторов. Однако семидесяти человекам удалось убежать и скрыться на горе Везувий. Их предводителем был Спартак.
      Согласно сведениям, дошедшим до нас с того времени, у Спартака еще до бунта была богатая биография. Он был наёмником в римских легионах, но убежал оттуда — и, вероятно, не в поисках спокойной жизни, ибо позднее оказался в плену у римлян. Как правило, пойманных дезертиров приговаривали к смерти, но, видимо, благодаря прекрасным физическим данным Спартака не казнили, а сделали гладиатором. На этом поприще проявление силы, смелости, умение вести бой для рабов были обычными буднями, так сказать, профессиональной жизнью. Очевидно, у Спартака эти качества намного превышали средний уровень, потому что он не только уцелел, но и получил свободу и стал учителем фехтования в школе в Капуа. Новое его положение было несравненно лучше прежнего. Несмотря на это, Спартак возглавил заговор рабов, что свидетельствует не только о его свободолюбии, но и об остром чувстве социальной справедливости в отношении тех, чью судьбу он недавно разделял.
      (Из предисловия Стойчо Грынчарова)

    * * *

    Анатолий Шалашов. Роман "Великий гладиатор" (1996) (pdf 21,6 mb)

      Первый век до нашей эры. Молодой фракийский царь племени медов ведёт с римлянами упорную и изнурительную борьбу за независимость. Долгое время точный расчёт и цепь случайностей помогают юноше противостоять хитрым планам Рима, но силы неравны, и Спартак попадает в рабство.
      (Аннотация издательства)


    22 августа 2019

  • Стефан Цвейг:

    — Сборник "Статьи, эссе. «Вчерашний мир. Воспоминания европейца»" (1987, перевод с немецкого) (pdf 1,3 mb)

      В сборник вошли работы выдающегося австрийского писателя Стефана Цвейга (1881-1942), посвящённые классикам зарубежной и русской литературы – Данте, Гофману, Диккенсу, Роллану, Толстому, Достоевскому и Горькому. Впервые на русском языке публикуется (с незначительными сокращениями) книга писателя "Вчерашний мир. Воспоминания европейца", в которой он, как свидетель и непосредственный участник многих исторических событий, рисует широкую панораму исполненной драматизма политической и культурной жизни Европы конца XIX первой половины XX в.
      (Аннотация издательства)

    * * *

    — Сборник "Вчерашний мир: Воспоминания европейца" (1991, перевод с немецкого) (pdf 3,5 mb)

      В настоящем сборнике выдающегося австрийского писателя впервые на русском языке в полном объёме публикуется книга «Вчерашний мир. Воспоминания европейца», в которой С. Цвейг, свидетель и участник многих исторических событий, рисует широкую панораму исполненной драматизма политической и культурной жизни Европы конца XIX — первой половины XX в. Большой интерес представляют также с блеском написанные эссе о двух великих европейских мыслителях — Фридрихе Ницше и Зигмунде Фрейде.
      (Аннотация издательства)


    24 августа 2019

  • Александр Покровский:

    — Книга "...Расстрелять!" (1994) (html 3,9 mb)

      Исполненные подлинного драматизма, далеко не забавные, но славные и лиричные истории, случившиеся с некоторым офицером, безусловным сыном своего отечества, а также всякие там случайности, произошедшие с его дальними родственниками и близкими друзьями, друзьями родственников и родственниками друзей, рассказанные им самим.
      (От автора)

      "Витенька у нас самец. На корабле его называют: «Наше застоявшееся мужество». Любой разговор Витенька сведёт к упоительному таинству природы с перекрестным опылением. Рожа у него при этом лоснится, глаза озорничают, руки шалят, а сам он захлёбывается так, что кажется: пусти его – будет носиться по газону.
      Любимое выражение – «сон не в руку». Спит Витенька только затем, чтобы попасть в руку. Свои сны он потом долго и вкусно рассказывает. Мы с Андрюхой – его соседи по каюте.
      Во сне Витенька нервно повизгивает, постанывает, сучит ножками, чешется и тут же умиротворенно замирает с улыбкой на устах сахарных. Всё! Сон попал в руку.
      – Сплю, – дышит мне в переносицу Витенька, – и вижу, баба ко мне подходит, наклоняется, мягкая такая, тёплая наощупь, очаровашечка.
      Каждый день Витенька рассказывает нам про своих баб. Кто к нему и как подходит. Его бабы нас задолбали.
      Между нами говоря, на нём крыса ночевала, а ему всё мерещилось, что это бабы к нему приходят. Крысы любят на шерсти спать. У нас одеяла верблюжьей шерсти.
      Мы с Андрюхой её как увидели, так и замерли, но Витеньку не стали расстраивать. Зачем, если человеку хорошо. Только свет тушим, засыпаем – она появляется, осторожненько влезает уснувшему Вите на грудь и обнюхивает ему лицо.
      Витенька, не просыпаясь, делает облегчённо: «О-ой!» – расплывается в улыбке с выражением: «Ну, наконец-то», бормочет, сюсюкает – баба к нему пришла.
      Крыса сворачивается на одеяле клубочком и спит.
      Так долго продолжалось. Витенька спал с крысой, а нам всё рассказывал, что к нему бабы ходят, и всем было хорошо.
      И тут он её увидел. Как всё-таки быстро у человека меняется лицо! И орать человек во всю глотку на одном выдохе может, оказывается, минут двадцать.
      Бедная крыса так испугалась со сна, что чуть ума не лишилась: подлетела, ударилась о подволок, сиганула на пол и пропала.
      Витенька тоже ударился головой. Даже два раза. Сначала один раз ударился – не помогло, потом сразу второй, чтоб доканать это дело. И в воздухе потом долго-долго носился запах застоявшегося мужества".
      (Фрагмент)


    июль 2019


Rambler's Top100
Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2019.
MSIECP 800x600, 1024x768